Ответственность за пост в соцсети «ВКонтакте» - мнение экономколлегии ВС

Ответственность за пост в соцсети «ВКонтакте» - мнение экономколлегии ВС

Археолог обрушилась с критикой в популярной группе в соцсети на заказчика археологических раскопок. Учреждение это обидело, но дело о защите деловой репутации в трех инстанциях оно проиграло. Экономическая коллегия Верховного суда с этим не согласилась. Теперь авторам постов надо быть аккуратнее, считают эксперты.


Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам (КЭС) объяснила мотивы своего решения по делу о защите деловой репутации, причиной которого стала публикация в социальной сети «ВКонтакте». «Это дело представляет интерес для всех размещающих свои заметки в социальных сетях и заставляет больше внимания уделять содержанию таких заметок и оценивать возможные последствия», - считает Анна Грищенкова, партнер практики разрешения споров и международного арбитража адвокатского бюро КИАП.


Фабула спора такова. Археолог из Уфы Светлана Воробьева опубликовала в популярной группе «ВКонтакте», посвященной новостям археологии, критическую заметку в адрес ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС). Учреждение проводило конкурс на археологические раскопки на курганах в Уфе, условия которого Воробьева оценила негативно. Вот что, в частности, говорилось в ее заметке: «…реальная стоимость работ занижена…»; «конкурсная документация свидетельствует либо о полной некомпетентности ее составителей, либо о наличии коррупционной составляющей в виде договоренности с потенциальными исполнителями»; «Не станьте пешкой в руках мошенников!». РТРС потребовала в суде признать эту информацию порочащей ее деловую репутацию, но в трех инстанциях дело проиграла (№ А07-12906/2015). А вот КЭС отправила вопрос на новое рассмотрение (см. «Как правильно писать посты в соцсети «ВКонтакте», решала экономколлегия ВС»)


Нижестоящие инстанции решили, что заметка Воробьевой – это выражение ее субъективного мнения, а не утверждения о фактах. Следовательно, ее содержание нельзя проверить на соответствие действительности и признать порочащей деловую репутацию в соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса. Однако в этом, по мнению коллегии ВС, суды не правы.


Спорные сведения в заметке Воробьевой представляют собой информацию о незаконном и недобросовестном поведении РТРС и сформулированы в форме утверждений, прямо указала КЭС. «Изложение информации не указывает на то, что факты, описанные в ней, предполагаются автором или лично автор таким образом оценивает поведение истца», - поясняется в определении. Более того, по мнению КЭС, стиль Воробьевой указывает на наличие описываемых фактов в реальной действительности - факта занижения стоимости работ, установления демпинговой цены, некомпетентности составителей конкурсной документации, коррупционного поведения, мошенничества.


Соответственно, спорная информация, по мнению КЭС, может быть проверены на соответствие реальной действительности. Чего суды не сделали. Это подтверждает и позиция самого автора, заметила КЭС: Воробьева сама доказывала, что ее заметка соответствует действительности, а в обоснование этого предоставляла в нижестоящих инстанциях заключение известного ученого-археолога Сергея Боталова.


Но этим выводом судьи ВС не ограничились, а сослались также на п. 6 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом ВС 16 марта 2016 года. Согласно этому положению предметом проверки при рассмотрении требований о защите деловой репутации в порядке ст. 152 ГК могут быть и содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения, если они носят оскорбительный характер.


Информация, указывающая на противоправный характер поведения субъекта, носит оскорбительный характер, - говорится в определении ВС, - следовательно, даже при условии ее изложения как субъективного мнения автора, может быть основанием для заявления требования о защите деловой репутации.


Мнение юристов



«Сегодня одной из частых причин отказа в иске о компенсации является признание оспариваемых публикаций «выражением субъективного мнения», - рассказывает Рустам Курмаев, партнер практики по разрешению споров Goltsblat BLP. - Основным критерием отнесения сведений к субъективным суждениям является наличие или отсутствие утвердительного характера по отношению к фактам, которые произошли в прошлом, наличие ссылок на другие источники, выражений «по мнению» и пр.».


Особенно интересным поэтому, по мнению Курмаева, является ссылка КЭС в деле Воробьевой на Обзор ВС от 16 марта 2016 года. ВС одновременно указал и на возможность проверки спорных суждений на соответствие их действительности и на оскорбительный характер, который предполагает ответственность по ст. 152 ГК даже за субъективные мнения.


Ответственность за пост в соцсети «ВКонтакте» - мнение экономколлегии ВС
Рустам Курмаев, партнер Goltsblat BLP В таком случае для применения ст. 152 ГК достаточно доказать лишь оскорбительный характер сведений. Представляется, что такой подход значительно упростит доказывание по данным категориям дел. Установить оскорбительный характер сведений значительно проще, чем проверить их на соответствие действительности.


Ранее Верховный суд указывал, что судам сложнее всего разграничить сведения о фактах и суждения автора, имеющие оценочный характер, которые не могут быть признаны порочащими деловую репутацию, говорит Анна Грищенкова. В деле Воробьевой ВС продемонстрировал судам, каким образом нужно делать такое разграничение.


Ответственность за пост в соцсети «ВКонтакте» - мнение экономколлегии ВС
Анна Грищенкова, партнер КИАП В случае, если распространяемая информация приведена в категоричной форме, без указания «по моему мнению» и пр., информация должна быть истолкована не как оценочное суждение, а как утверждение.


Дело Воробьевой представляет собой достаточно стандартное дело о защите деловой репутации, считает Денис Голубев, старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Единственная его отличительная особенность, по мнению юриста, - что ВС «подловил» ответчика на том, что тот сам до конца не определился, в какой форме распространены оспариваемые высказывания (в форме утверждений о фактах или оценочных суждений). «При новом рассмотрении дела сторонам, скорее всего, не избежать проведения судебной экспертизы для определения формы распространения оспариваемых высказываний, и далее, если эксперт приведет к выводу, что это утверждения о фактах, то и проверки их на соответствие действительности», - предполагает Голубев.


С выводом КЭС о том, что спорная информация не является оценочным суждением можно согласиться, комментирует дело Юлий Тай, управляющий партнер АБ «Бартолиус» - поскольку она носит категорический характер и суть претензий можно проверить на соответствие действительности. А вот утверждение ВС о том, что заметка носит оскорбительный характер, Тай не поддерживает. «В соответствии со ст. 5.61 КоАП оскорбление это, во-первых, унижение чести и достоинства, а, во-вторых, выраженное в неприличной форме (по практике это, как правило, нецензурная брань или грубые слова с резко отрицательной коннотацией), - поясняет он. - Как мне кажется, из текста судебных актов не усматривается, что имела место неприличная форма высказывания. Отрицательный характер распространяемой информации безусловно присутствовал, но в лексически приемлемой форме».