Верховный суд объяснил, почему признаки "однодневки" у контрагента - это не страшно

Верховный суд объяснил, почему признаки "однодневки" у контрагента - это не страшно

Если контрагент компании первого или даже второго звена имеет признаки "однодневки" - это еще не повод отказать ей в вычетах и учете расходов, отметил Верховный суд. Такой вывод он сделал в деле компании, которая приобретала редкий вид угля у перекупщика без штата работников и средств производства. В суде производитель заявил, что не отгружал товар перекупщику. Но ВС нашел более веские причины принять решение в пользу налогоплательщика. Его определение может ориентировать инспекции и суды более тщательно, а не формально проверять сделки, надеются эксперты.


Тема «однодневок» - чуть ли не самая массовая в налоговых спорах последнего десятилетия. ФНС может насторожить, если у компании нет сотрудников, средств для исполнения контрактов (например, транспорта или оборудования), она не платит за аренду помещений или складов, рассказывает руководитель налоговой практики BMS Law Firm Давид Капианидзе. В "группе риска" также компании, которые возглавлены номинальными руководителями, а их документы подписаны неустановленными лицами, продолжает старший партнер, руководитель налоговой практики Coleman Legal Services Павел Зюков. Значение может иметь и то, что "однодевкой" окажется контрагент даже не первого, а второго звена.


Если ФНС сочтет партнера "ненастоящим" – то следом признает фиктивными и сделки с ним, а значит, не примет вычет по НДС или расходы в налоговой базе. Опровержение реальности самой операции отходит на второй план. Шансы налогоплательщика оспорить решение налоговой невелики – суды разрешают в ее пользу большинство дел, даже когда этого нет объективных оснований, признает партнер Taxology Алексей Артюх. Он сетует, что понятия реальности [сделок] и должной осмотрительности в практике очень размылись, и не в пользу компаний – несмотря на позиции Президиума ВАС и экономколлегии ВС, которые с 2010 г. вынесли более десяти решений на эту тему. Из них за последние два года четыре акта написала «вторая кассация», из них наиболее четкая позиция - в деле «Центррегионугля», говорит Артюх.


В 2011-2012 г. эта компания закупала дефицитный уголь марки ССПК у перекупщика «Терминал», у которого не было персонала, производственных активов, складских помещений и транспорта. Поэтому налоговики насчитали «Центррегионуглю» 10,5-миллионную недоимку, которую тот оспорил. Компания одержала верх над чиновниками в двух инстанциях, но Арбитражный суд Московского округа счел, что дело надо пересмотреть с учетом аргументов налоговой. Не исключено, что кассацию насторожили противоречия в показаниях сотрудников компаний. Реальность поставки подтвердили представительница "Терминала" по доверенности и сотрудник компании-перевозчика угля, но его единственный производитель, "Кузбассразрезуголь", отрицал, что отгружал топливо "Терминалу" или связанным с ним компаниям. Несмотря на это, Верховный суд не согласился с мнением кассации и принял окончательное решение в пользу налогоплательщика (дело № А40-71125/2015).


Цепочка контрагентов и должная осмотрительность


Противоречия в доказательствах «на пути» движения товара от изготовителя к налогоплательщику не говорят сами по себе в пользу налогового органа, если не опровергают, что налогоплательщик получил товар, обратила внимание экономколлегия. Заявитель не может отвечать и за то, что поставщики первого, второго и более дальних звеньев не заплатили налоги, отметил ВС. Он подчеркнул, что ведомство лишь проанализировало движение средств по счетам "Терминала" и его контрагентов, но не объяснило, почему к этому причастен "Центррегионуголь" и не может быть причастен производитель топлива. Это нередкая ситуация, комментирует управляющий партнер юркомпании «Архитектура Права» Андрей Зуйков: часто инспекции устанавливают только недобросовестность поставщиков, но не обосновывают, что об этом должен был знать налогоплательщик. ВС напомнил, что важно доказать его вину, объясняет Зуйков.


Первостепенное значение имеет реальность хозяйственных операций, а не «личность» контрагента, напомнила в своем определении экономколлегия. А ведь товар действительно поставлялся, и юристы налоговой не отрицали этого в процессе, отмечено в определении. И поскольку уголь сразу отправляли конечным потребителям по железной дороге – это опровергает аргумент ФНС о том, что для работы «Терминалу» необходимы были персонал, транспорт, склады и так далее. По этой же причине налоговики неправы, когда утверждают, что «Центррегионуголь» выбрал контрагента неосмотрительно [не проверив, есть ли у него средства, чтобы поставлять уголь – Право.ru]. ВС в своем определении дал и общие рекомендации касательно вопроса должной осмотрительности:


Налоговый орган, который считает, что компания не проявила должной осмотрительности, может доказывать, что она стремилась только к коммерческой выгоде, не придавала значения добропорядочности контрагентов или должна была знать об их нарушениях. Налогоплательщик, в свою очередь, может пояснить, по каким критериям выбирал контрагента, или доказать, что знал, как должен был исполняться договор (за счет каких ресурсов, с помощью каких соисполнителей и т.д.)


Компании с признаками "однодневок" вполне могут выполнять свои обязательства, рассуждает Зюков из Coleman Legal Services: "Случается, что контрагент купил товар у физических лиц за наличный расчет и потом поставил его налогоплательщику, либо неофициально привлек третьих лиц, чтобы они сделали работы или оказали услуги, но не отразил это в учете". Сделки нужно проверять более тщательно, а не формально, на что и ориентирует определение ВС, подытоживает Наталья Арефьева из Nektorov, Saveliev & Partners.