§2. Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних

По отношению к несовершеннолетнему государственная уголовная политика имеет двоякое содержание: с одной стороны, она, естественно, осуждает противозаконные действия несовершеннолетнего и делает все, чтобы он понес справедливое наказание, а с другой - обеспечивает его повышенную охрану. Такая охрана осуществляется не только в отношении потерпевшего, но распространяется и на субъект преступления.
Это отнюдь не означает, что Уголовный кодекс не защищает иных субъектов преступлений (независимо от возраста, социального, имущественного положения и т.п.). Защита здесь находит свое выражение в ограничении уголовной репрессии государства в отношении любого лица, совершившего общественно опасное деяние. Однако ее степень применительно к различным категориям субъектов преступления не является одинаковой.
Привлечение несовершеннолетнего к уголовной ответственности происходит на общих основаниях. Так, ст. 19 Кодекса имеет прямое указание на признаки лица, способного в соответствии с законом нести уголовную ответственность. В соответствии с ней уголовной ответственности подлежит только физическое вменяемое лицо, достигшее установленного законом возраста.
Первым обязательным признаком субъекта преступления, таким образом, является признак физического лица. По выражению выдающегося отечественного юриста Н.С. Таганцева, принцип уголовной ответственности физических лиц "остается непоколебимым по соображениям как уголовной политики, так и права"*(81).
Второй обязательный признак субъекта преступления определен как вменяемость лица. Уголовный кодекс не дает прямого определения вменяемости, но это можно сделать через категорию невменяемости. Вменяемость предполагает обязательное сочетание двух критериев, характеризующих ее с точки зрения различных отраслей знаний: юридического и медицинского. Наличие лишь одного из них не дает достаточных оснований для признания лица невменяемым. Это объясняется тем, что, например, при некоторых пограничных состояниях, которые относятся к психическим заболеваниям, лицо может сохранять способность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими*(82).
Юридический (психологический) критерий вменяемости предполагает обязательное наличие у человека двух способностей: а) осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия); б) руководить своими деяниями.
Интеллектуальный признак юридического критерия вменяемости определяется как способность, возможность осознавать фактический характер совершаемого им деяния и его общественную опасность*(83). Иначе говоря, интеллектуальный признак определяется способностью лица "вызывать взаимодействие сознания и поступающей информации, способность синтезировать и анализировать, вникать и сопоставлять, т.е. сознательно перерабатывать поступающую извне информацию на основе накопленного социального опыта, знаний"*(84). Отсутствие адекватного восприятия лицом сути фактической стороны своего деяния означает, как правило, непонимание им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями.
Волевой признак юридического критерия вменяемости заключается в способности лица руководить своими поступками, действовать по своей воле со знанием дела. Состояние волевой активности характеризуется сознательной и избирательной направленностью. Об интеллектуальном признаке нельзя говорить как о компоненте волевого, но воля также немыслима без сознания.
В соответствии со ст. 21 УК РФ для признания лица невменяемым необходимо установить, что оно не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие какого-либо психического заболевания.
Состояние невменяемости отсутствует в случае совершения преступления несовершеннолетним, когда он был не способен отдавать отчет в своих действиях или руководить ими под влиянием дефектов воспитания, обучения, сформированных потребностей и т.д. "Дефекты социализации личности не тождественны дефектам психической деятельности, вызванным психическими болезнями"*(85).
Поскольку причиной невменяемости является болезнь, последовательно проходящая в своем развитии несколько стадий, правомерна постановка вопроса об ограниченной (уменьшенной, частичной, усеченной, пограничной и т.д.) вменяемости.
В Уголовном кодексе нет понятия ограниченной вменяемости. Вместо него используется определение "психическое расстройство, не исключающее вменяемости" (ст. 22). О.Д. Ситковская полагает верным введение в уголовный закон такой нормы без употребления термина "ограниченная вменяемость". В противном же случае частичное осознание лицом фактического характера и общественной опасности своих действий (бездействия) либо ограниченная возможность руководства ими в силу психического расстройства всегда должны были бы рассматриваться в качестве обстоятельства, смягчающего уголовную ответственность и наказание. Эту точку зрения можно аргументировать следующими доводами:
у лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости, сохраняется "адекватная связь с внешним миром", а психическое расстройство не оказывает существенного влияния на субъективный механизм преступного поведения такого лица;
влияние психических расстройств, присущих субъекту, на поведение в конкретных ситуациях может быть заранее ему известно. Поэтому целенаправленный самоконтроль за своими деяниями в ряде случаев может предотвратить "попадание в определенные "опасные" ситуации"*(86).
Исследования ученых в области психиатрии и психологии указывают на более высокий показатель уровня преступности среди лиц, страдающих различными психическими аномалиями, не исключающими вменяемости. Несовершеннолетние здесь не стали исключением*(87). В.П. Емельянов, в частности, указывает на то, что "из числа психически неполноценных несовершеннолетних, признанных вменяемыми, преступления совершают, как правило, те, которые страдают олигофренией (врожденным умственным недоразвитием) в степени легкой либо умеренной дебильности, или те, которые являются психопатами либо имеют иные психопатические расстройства без признаков слабоумия". Из других аномалий, имеющих меньшее распространение в среде несовершеннолетних, чаще встречается эпилепсия*(88).
Во всех случаях возникновения (в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства) сомнений в психической полноценности обвиняемого или подсудимого должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза.
Третьим обязательным признаком, характеризующим субъект преступления, является определенный возраст.
Начальный возраст уголовной ответственности представляет собой яркий показатель законности, социальной справедливости и гуманизма. Большинство авторов, занимавшихся проблемами установления минимального возраста уголовной ответственности, полагают, что за основу должны быть взяты:
определенная степень социализации личности как показатель достижения лицом интеллектуальной и волевой зрелости в сфере отношений, регулируемых уголовным правом;
способность несовершеннолетнего к виновной ответственности;
способность к адекватному восприятию наказания.
При определении минимального возраста уголовной ответственности используются следующие принципы:
во внимание не берутся возрастные группы, заведомо не способные нести уголовную ответственность;
акценты расставлены на тех возрастных группах, для которых типичен достаточный уровень развития, при этом доминирующей является социально-психологическая оценка личности несовершеннолетнего;
предположение о совпадении факта достижения минимального возраста субъекта преступления, указанного в законе, и способности к виновной ответственности опровержимо*(89);
в некоторых случаях для несения ответственности необходимо наличие возможности приобретения лицом определенного социального статуса и выполнения им конкретных социально-ролевых функций.
Определение возраста, соответствующего достижению качественного уровня приобщения несовершеннолетнего к общественным ценностям, должно всегда производиться с учетом этапов социализации, принимая во внимание условия развития, воспитания, обучения несовершеннолетних и т.п.
Существует мнение, согласно которому возраст несовершеннолетнего определенным образом связан с его психическим состоянием*(90). Однако представляется спорным связывать вменяемость субъектом преступления с достижением им определенного возрастного порога. Невменяемым может быть признано лишь лицо, проявляющее дефекты психики. Поэтому, исходя из смысла закона, в каждом случае при определении невменяемости следует выяснять причины, повлекшие дефекты интеллектуальной и волевой сфер деятельности личности. Возраст лица в данном случае является не главной, а второстепенной категорией. По тому же основанию нельзя согласиться с тезисом, согласно которому несовершеннолетние в силу их психологических особенностей (уровня социализации, недостатков в психическом развитии) относятся к числу лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.
В ряде стран минимальный возраст субъекта преступления не установлен. Например, в странах с развитой правовой системой, таких как Франция, Бельгия, Швеция, законодательство в течение долгого времени не указывало на конкретный минимальный возраст уголовной ответственности, "предоставляя суду в каждом случае решать вопрос об основаниях для "вменения". В тех государствах, где возраст регламентирован, в этом плане тоже имеются значительные различия.
В статье 20 УК РФ законодателем установлены две минимальные возрастные границы ответственности: общая - в 16 лет и, в качестве исключения, пониженная - с 14 лет за четко очерченный круг преступлений (их 20), предусмотренных 18 полными статьями и двумя частями статей. Перечень составов, по которым возможно привлечение к ответственности с 14 лет, является исчерпывающим.
В числе зарегистрированных преступлений несовершеннолетних доля насильственных составляет более 11%, а наиболее распространенными являются корыстные (около 75%)*(91).
Относительно установления возраста Пленум ВС РФ в своем постановлении "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" разъяснил, что согласно ст. 392 УПК РСФСР (ныне - ст. 421 УПК РФ) установление возраста несовершеннолетнего входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам несовершеннолетних. Согласно этому несовершеннолетний (малолетний) считается достигшим возраста уголовной ответственности не в день своего рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с 0 часов следующих суток.
Одной из важнейших, с точки зрения уголовного законодательства, особенностей несовершеннолетних является то, что, обладая формально равным календарным возрастом, они в значительной мере могут отличаться друг от друга по уровню психического развития. В этой связи важным моментом в защите ребенка от объективного вменения стало введение в ст. 20 УК РФ части 3, позволяющей освободить несовершеннолетнего от уголовной ответственности вследствие отставания в психическом развитии даже по достижении им соответствующего возраста.
По этому основанию не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, достигший возраста 16 (14) лет, если он во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством.
Причины отставания в психическом и личностном развитии несовершеннолетнего могут быть различными; их можно разделить как минимум на три группы факторов:
биологические - вызванные отрицательными особенностями физиологического развития организма, генетической наследственностью, возникшие вследствие пагубного поведения будущей матери в предродовой период, и т.п.;
социальные - вызванные неправильным воспитанием, педагогической запущенностью, условиями среды общения и т.п.;
иные факторы внешней среды - вызванные неблагоприятным воздействием экологической обстановки и т.п.
Степень выраженности возрастной психической незрелости при отсутствии психических нарушений и вызвавших их причин связана с возрастом несовершеннолетнего.
Для применения нормы, предусмотренной ч. 3 ст. 20 УК РФ, не имеет значения, какой из факторов (помимо психического расстройства) оказал решающее воздействие на интеллектуальную или волевую сферу деятельности несовершеннолетнего. Одним из условий исключения ответственности по этой норме является отставание несовершеннолетнего в психическом развитии, которое не позволяет ему в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Это означает, что психологический возраст несовершеннолетнего должен не просто отставать от фактического, а эта разница должна достигать значительной степени, с которой законодатель связывает основание непривлечения к уголовной ответственности.
Специфика несовершеннолетнего нашла свое отражение в ч. 7 упомянутого выше постановления Пленума ВС РФ. В нем указывается, что для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии должна назначаться комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Она назначается в основном тогда, когда требуется одновременное разрешение судебно-психиатрических и судебно-психологических вопросов. Первым решается вопрос о вменяемости подэкспертного, что входит в компетенцию судебного психиатра. Соответственно, судебный психолог решает психологические вопросы только в случае установления психиатрами вменяемости испытуемого.
Введение в Уголовный кодекс такой нормы является, безусловно, прогрессивным шагом. Однако в настоящее время эти лица, у которых зачастую выработан противоправный стереотип поведения, практически остаются безнаказанными и имеют возможность дальнейшего совершения преступлений. Поэтому на законодательном уровне необходимо решить вопрос о помещении их в специальные воспитательные и лечебно-воспитательные учреждения для несовершеннолетних, отстающих в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, и не подлежащих уголовной ответственности*(92).
Подобные меры необходимо применять и к несовершеннолетним, совершившим общественно опасные деяния в возрасте до 14 (16) лет и поэтому не подлежащим уголовной ответственности. Следует подчеркнуть, что при недостижении лицом соответствующего возраста речь не должна идти об освобождении от уголовной ответственности, поскольку отсутствуют ее основания, предусмотренные в ст. 8 УК РФ. В этом случае нет самого преступления как такового, а значит, и нет оснований для освобождения лица от обязанности претерпевать неблагоприятные последствия за его совершение.
Анализ показывает, что проблема ч. 3 ст. 20 требует привести ее в соответствие со ст. 22 УК РФ. Сравнение положений этих статей делает очевидной неравнозначность и неэквивалентность правовых последствий их применения. Несовершеннолетний, отстающий в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством (например, вследствие отрицательного воспитания), должен быть освобожден от уголовной ответственности. С другой стороны, если несовершеннолетний страдает олигофренией, другими психическими аномалиями, находится в стадии ремиссии шизофренического процесса и т.п. и признается вменяемым, но неспособным в полной мере понимать фактический характер и общественную опасность своих действий, он подлежит уголовной ответственности. Другими словами, несовершеннолетний, который не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не подлежит уголовной ответственности, а лицо, обнаруживающее те же самые признаки, но страдающее каким-либо психическим расстройством, не исключающим вменяемости, подлежит уголовной ответственности и наказанию*(93). Несоответствие ст. 20 и 22 УК РФ выражается в отсутствии четкости формулировок уголовно-правовых норм, нарушающих принцип равноправия всех перед законом.
В Уголовном кодексе нет указаний на возможность рассмотрения в качестве субъекта преступления несовершеннолетнего, хотя формально и не достигшего законодательно установленного минимального возраста, но фактически обладающего ранее рассмотренными качествами, достаточными для вменения. Скорее всего, это обусловлено тем, что введение такого положения вызвало бы неоправданные сложности на практике, связанные с проведением в каждом случае совершения несовершеннолетним преступления судебно-психологической экспертизы.
Социально-физиологические особенности несовершеннолетнего предопределили необходимость выделения в уголовном законе специального раздела, посвященного ответственности и наказанию несовершеннолетних.
При этом действие гл. 14 УК РФ "Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" распространяется на несовершеннолетнего субъекта преступления, а в отдельных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности преступника допускает применение норм к совершеннолетним лицам в возрасте до 20 лет (ст. 96). Это связано с тем, что в психосоциальном развитии людей после 18 лет не происходит резкого качественного скачка, а переход ко взрослости идет постепенно, с индивидуальными колебаниями темпа.
При назначении наказания судом (судьей), по общему правилу (в соответствии со ст. 60 УК), учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. В числе первых признаются: несовершеннолетие виновного, явка с повинной и другие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК. При назначении наказания несовершеннолетнему, руководствуясь ст. 89, подлежат учету дополнительные обстоятельства, а именно: условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц.
Важным моментом в деле исполнения принципа справедливости УК РФ являются дифференциация и индивидуализация уголовной ответственности несовершеннолетнего. В этой связи спецификой ответственности лица, не достигшего 18-летнего возраста, является наличие в Кодексе принудительных мер воспитательного воздействия как альтернативы наказанию.
Под дифференциацией уголовной ответственности понимается установление уголовным законом форм, объема и меры уголовной ответственности в зависимости от характера и степени общественной опасности преступного деяния, личности виновного и обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность. Индивидуализация уголовной ответственности, в свою очередь, заключается в ответственности конкретного лица за совершение им конкретного преступления в точном соответствии с тяжестью содеянного и его личностью*(94).
Индивидуализация наказания преследует две основные цели. Во-первых, обеспечить назначение справедливого наказания в полном соответствии с тяжестью преступления и общественной опасностью личности. Во-вторых, определить меру уголовно-правового воздействия, максимально способствующую осуществлению целей наказания.
При этом исчерпывающий перечень наказаний, назначаемых несовершеннолетним, дан в ст. 88 УК РФ. В него входят:
штраф;
лишение права заниматься определенной деятельностью;
обязательные работы;
исправительные работы;
арест;
лишение свободы на определенный срок.
Виды и размеры наказаний, применение которых целесообразно к несовершеннолетним, должны определяться, прежде всего, степенью эффективности каждого из них и их системы (подсистемы, применяемой в отношении несовершеннолетних) в целом. Эффективность наказания, в свою очередь, проявляется в степени достижения целей наказания.
В число наказаний, которые могут быть применены к несовершеннолетним, формально входит арест. Однако из-за отсутствия структур, на которые будет возложена обязанность его исполнения, согласно ст. 1 Федерального закона от 13 декабря 2001 г. N 4-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральные законы "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" и "О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации" соответствующие положения об этом виде наказания будут вводиться по мере создания необходимых условий для его исполнения, но не позднее 2006 года.
Обязательные работы впервые были введены в российскую систему наказаний. Согласно ст. 49, 88 УК РФ они заключаются в выполнении несовершеннолетним в свободное от основной работы или учебы время посильных для него общественно полезных работ. Вид обязательных работ и объекты, на которых они отбываются, определяются органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями. Этот вид наказания состоит в выполнении лицом работ, не требующих специальной квалификации, опыта, знаний (например, благоустройство населенных пунктов, доставка почты, уход за животными, осуществление иных общественно полезных функций). Свободное от основной работы или учебы время не должно включать в себя период, необходимый для самоподготовки несовершеннолетнего к занятиям, посещения им секций, кружков и т.п. Обязательные работы должны назначаться несовершеннолетнему для их выполнения преимущественно по месту жительства. При выполнении лицом, не достигшим 18 лет, данного вида работ должны быть учтены также нормы трудового законодательства.
Продолжительность исполнения обязательных работ лицами в возрасте до 15 лет не может превышать двух часов в день, в возрасте от 15 до 16 лет - трех часов в день (ч. 3 ст. 88 УК), а лицами в возрасте от 16 до 18 лет - четырех часов в день (ч. 2 ст. 49 УК).
Арест также относится к сравнительно новому для отечественного уголовного права виду наказания, хотя упоминание о нем мы находим в тексте Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (ст. 30), Уголовного уложения 1903 г. (ст. 21).
В соответствии со ст. 54 действующего Уголовного кодекса арест заключается в содержании осужденного несовершеннолетнего в условиях строгой изоляции от общества. Осужденные к аресту отбывают наказание по месту осуждения в арестных домах, где несовершеннолетние содержатся в условиях строгой изоляции. На арестантов распространяются условия содержания, установленные для осужденных к лишению свободы, отбывающих наказание в условиях общего режима в тюрьме.
Частью 5 ст. 88 Кодекса установлено, что несовершеннолетнему арест может быть назначен на срок от одного до четырех месяцев. В соответствии с ч. 2 ст. 54 арест не применяется в отношении лиц, не достигших к моменту вынесения судом приговора 16-летнего возраста. Устанавливая такое ограничение в применении ареста, законодатель, по всей видимости, стремился оградить лицо младше 16 лет от влияния суровых мер государственного принуждения. Однако такое ограничение применения этого вида наказания, по нашему мнению, способно в определенных случаях ухудшить положение несовершеннолетнего. Прежде всего это относится к тем составам преступлений, в которых альтернативой аресту (для несовершеннолетних) является только лишение свободы (например, ч. 1 ст. 112 УК и др.).
Штраф назначается несовершеннолетнему как при наличии у него самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть обращено взыскание, так и при отсутствии таковых. Штраф, назначенный несовершеннолетнему осужденному, по решению суда может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия. Штраф назначается в размере от 1000 до 50 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода несовершеннолетнего осужденного за период от двух недель до шести месяцев (ч. 2 ст. 88 УК РФ). Пленум ВС РФ в своем постановлении "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" обратил внимание судов на то, что согласно ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет несут самостоятельную ответственность за причиненный вред. Вред, причиненный несовершеннолетним, возмещается его родителями полностью или частично, когда у несовершеннолетнего нет достаточных для возмещения вреда доходов или имущества.
Штраф в соответствии с принципом действия уголовного закона во времени должен применяться к лицу, совершившему преступление в несовершеннолетнем возрасте, по правилам ст. 88 УК РФ вне зависимости от времени вынесения приговора (то же самое относится и к другим видам наказания, применяемым к несовершеннолетним). Об этом свидетельствует и судебная практика.
Рязанским районным судом Рязанской области 7 августа 1997 г. К. осужден по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере годичной заработной платы. К. признан виновным в совершении ряда краж имущества с дачных участков в составе группы лиц по предварительному сговору. Все преступления были совершены ими в период с начала февраля по начало марта 1997 года.
Председатель Рязанского областного суда в протесте поставил вопрос о снижении размера штрафа. Президиум Рязанского областного суда 28 апреля 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее. Как установлено судом, К. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте. При назначении наказания в виде штрафа суд не принял во внимание положение ч. 2 ст. 88 УК о том, что несовершеннолетнему назначается штраф в размере заработной платы за период от двух недель до шести месяцев. Поэтому наложенный на К. размер штрафа подлежит снижению до суммы заработка за шесть месяцев*(95). То же самое относится и к правилам назначения других видов наказаний.
Лишение права заниматься определенной деятельностью как вид наказания (ст. 47 УК), очевидно, может быть назначено несовершеннолетнему лишь в случае занятия им определенным контролируемым со стороны государства видом деятельности (например, предпринимательской).
Исправительные работы заключаются в привлечении несовершеннолетнего, не имеющего основного места работы, к труду и отбываются в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказания в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденного. При этом определенная часть его заработка (от 5 до 20%) высчитывается в доход государства. Часть 4 ст. 88 УК устанавливает лишь одно исключение в применении данного вида наказания для несовершеннолетних: максимальный срок исправительных работ сокращен наполовину (до одного года). Хотя минимальный срок ст. 88 не оговорен, исходя из общей нормы ст. 50 УК РФ он составляет два месяца.
В соответствии со ст. 42 УИК РФ срок исправительных работ исчисляется в месяцах и годах, в течение которых осужденный работал и из его заработной платы производились удержания. Началом срока отбывания исправительных работ является день получения администрацией организации, в которой работает осужденный, копии соответствующего судебного решения и других документов.
Лишение свободы на определенный срок является наиболее строгой мерой уголовного наказания в отношении несовершеннолетнего. В судебной практике до сих пор почти не делалось исключения в отношении несовершеннолетних по сравнению со взрослыми при определении сроков изоляции от общества: и те, и другие в 27-30% случаев лишаются свободы на 3-5 лет и в 12-15% случаев - на 5-10 лет*(96). Между тем в постановлениях Пленумов ВС РФ от 11 июня 1999 г. N 40 "О практике назначения судами уголовного наказания" и "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" указывается, что при решении вопроса о назначении наказания несовершеннолетним необходимо в полной мере использовать все законные возможности для применения к ним видов наказания, не связанных с лишением свободы. В этих целях следует в каждом случае выяснять и оценивать две группы факторов: во-первых, требования, изложенные в ст. 60 УК РФ; во-вторых, условия, предусмотренные ст. 89 УК РФ*(97).
Оценив сложившуюся ситуацию, законодатель посредством принятия Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" существенным образом ограничил возможность назначения несовершеннолетним наказания в виде лишения свободы. Если ранее в отношении всех несовершеннолетних действовала норма, согласно которой лишение свободы могло назначаться на срок не свыше 10 лет, то в настоящее время наказание в виде лишения свободы назначается на срок до 10 лет лишь лицам в возрасте до 16 лет, совершившим особо тяжкие преступления, и несовершеннолетним осужденным, совершившим преступление в возрасте от 16 до 18 лет. Помимо этого, согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ, наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые. Помимо этого при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.
С точки зрения защиты несовершеннолетнего и соблюдения принципа справедливости при назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения должны строго соблюдаться правила ст. 58 УК РФ. Так, согласно ч. 3 этой статьи лицам, осужденным к лишению свободы, не достигшим к моменту вынесения судом приговора 18-летнего возраста, отбывание наказания назначается в воспитательных колониях. При этом, как подчеркнуто в решении Верховного Суда РФ, судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, учитываться не должны.
Ленинградским областным судом 6 апреля 1999 г. Р. осужден к лишению свободы по п. "в" ч. 3 ст. 132, п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ с отбытием наказания в исправительной колонии особого режима. Он признан виновным в том, что 20 июля 1998 г., действуя по предварительному сговору с Б., совершил разбойное нападение на потерпевшего и его убийство с целью облегчить совершение разбоя. Кроме того, Р. признан виновным в совершении мужеложства и иных действий сексуального характера с применением насилия в отношении заведомо малолетнего.
Прокурор в кассационном протесте просил об изменении приговора, полагая, что поскольку первая судимость у Р. была в несовершеннолетнем возрасте, она не должна учитываться судом при признании рецидива преступлений, соответственно, место отбывания наказания Р. следует изменить с исправительной колонии особого режима на колонию строгого режима.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 21 октября 1999 г. протест удовлетворила, указав следующее. Поскольку Р. впервые совершил особо тяжкие преступления, рецидива преступлений у него не имеется (в силу действия ч. 4 ст. 18 УК РФ), в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК отбывание наказания ему должно быть определено в исправительной колонии не особого, а строгого режима*(98).
Пункт "б" ч. 1 ст. 61 УК обязывает суд, кроме того, учитывать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, несовершеннолетие виновного. Устанавливая такое положение в Уголовном кодексе, законодатель исходил не только из оценки личности несовершеннолетнего как субъекта уголовной ответственности, но и из учета специфики личности несовершеннолетнего как субъекта преступления. Государство в лице законодателя тем самым в определенной мере признает вину общества в преступлениях несовершеннолетних, смягчая им наказание*(99). Согласно ч. 2 ст. 89 Кодекса несовершеннолетний возраст как обстоятельство, смягчающее наказание, учитывается в совокупности с другими обстоятельствами. Однако этому обстоятельству не должно придаваться какое-то исключительное, решающее значение.
При этом во всех случаях суд должен пристально рассматривать возможность применения к нему обстоятельств, освобождающих его от уголовной ответственности (ст. 75-78). Уголовный кодекс предусмотрел возможность освобождения несовершеннолетних от наказания или от уголовной ответственности в целом с применением принудительных мер воспитательного воздействия.
Принудительные меры воспитательного воздействия представляют собой альтернативные меры уголовно-правового принуждения, применяемые в рамках уголовного закона судом от имени государства к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой, средней тяжести, а в отдельных случаях и тяжкие, когда исправление этих лиц возможно при помощи мер педагогического характера без назначения наказания или без привлечения к уголовной ответственности в целом.
Из приведенного понятия следует, что меры воспитательного воздействия обладают следующими основными признаками:
являются мерами государственного принуждения;
применяются к лицам, не достигшим 18 лет;
назначаются как альтернатива наказанию;
назначаются за совершение преступлений небольшой, средней тяжести, а в отдельных случаях и тяжкие;
при наличии предпосылок для исправления (перевоспитания) несовершеннолетнего без применения к нему наказания.
В числе мер воспитательного воздействия уголовный закон называет следующие:
предупреждение (ч. 2 ст. 90 УК);
передачу под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа (ч. 2 ст. 90);
возложение обязанности загладить причиненный вред (ч. 2 ст. 90);
ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 90);
помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием (ч. 2 ст. 92).
Воспитательный характер принудительных мер проявляется в том, что они основаны, прежде всего, на принципе убеждения. С их помощью до сознания несовершеннолетнего доводится недопустимость совершения противоправных действий, подчеркивается отрицательная оценка их со стороны государства.
Принудительный характер названных мер состоит в том, что правом их назначения обладают органы, наделенные властными полномочиями (суды). Поэтому меры воспитательного воздействия назначаются вне зависимости от воли несовершеннолетнего, а их исполнение обеспечивается принудительной силой государства. Кроме того, на принудительный характер воспитательных мер воздействия указывает положение ч. 4 ст. 90 УК РФ. В соответствии с ней в случае систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия эта мера по представлению специализированного государственного органа отменяется и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности. Таким образом, принудительные меры воспитательного воздействия сочетают в себе действие методов убеждения и принуждения.
Несовершеннолетнему могут быть одновременно назначены одна или несколько из перечисленных принудительных мер. Кроме того, эти меры могут быть применены как отдельно от уголовной ответственности несовершеннолетнего (ст. 90), так и в ее рамках (ст. 92). Такие возможности, предоставляемые уголовным законом, позволяют максимально учесть характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, а также оптимально обеспечить эффект воспитательного воздействия.
Часть 1 ст. 92 установила возможность освобождения несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия. При осуждении несовершеннолетнего к лишению свободы за совершение преступления средней тяжести или тяжкого преступления он может быть освобожден судом от наказания и помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием, если исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто без применения наказания. Несовершеннолетний может быть помещен в указанное учреждение до достижения им возраста 18 лет, но не более чем на три года.

Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних заключаются также в значительном сокращении реальных сроков для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, сроков давности и погашения судимости (ст. 93-95 УК РФ).
Общие основания условно-досрочного освобождения от наказания закреплены ст. 79 УК РФ. Условно-досрочное освобождение применяется при отбывании несовершеннолетним наказания в виде исправительных работ и лишения свободы на определенный срок, поскольку наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части в отношении него не применяется.
Льготные основания условно-досрочного освобождения несовершеннолетних от отбывания наказания выражаются в сокращении сроков (в сравнении со взрослыми), по истечении которых несовершеннолетний может быть условно освобожден. В соответствии со ст. 93 УК РФ несовершеннолетний может быть освобожден от дальнейшего отбывания наказания при условии фактического отбытия им:
не менее 1/3 срока наказания, назначенного судом за преступление небольшой или средней тяжести либо за тяжкое преступление;
не менее 2/3 срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление.
В случае, если несовершеннолетний понес наказание сразу за несколько совершенных преступлений, минимальный срок, по истечении которого возможно условно-досрочное освобождение, определяется исходя из наиболее тяжкого из совершенных деяний.
Фактически отбытый несовершеннолетним срок, назначенный в виде лишения свободы, для применения условно-досрочного освобождения, по общему правилу, не может быть менее 6 месяцев. Эта норма, закрепленная ст. 79 УК, не учитывает, по нашему мнению, особенностей несовершеннолетних. Они помимо прочего выражаются в том, что ребенок в сравнении со взрослым намного легче поддается воспитательному воздействию и пребывание его в течение полугода в местах лишения свободы зачастую может быть необязательным.
Контроль за поведением несовершеннолетнего, освобожденного условно-досрочно, возлагается на уполномоченный специализированный государственный орган. В случае, если в течение срока оставшейся не отбытой части наказания несовершеннолетний совершит нарушение общественного порядка, за которое на него будет наложено административное взыскание, или новое преступление, суд решает вопрос об отмене условно-досрочного освобождения по правилам, закрепленным ч. 7 ст. 79 УК РФ. Однако при этом также подлежат учету особенности уголовной ответственности несовершеннолетних. Так, например, наказание ребенка в виде лишения свободы, назначенное по совокупности приговоров, не может превышать 10 лет.
Проявляя гуманное отношение к несовершеннолетним, Уголовный кодекс предусмотрел сокращение для них сроков давности, предусмотренных ст. 78 и 83. Чем больше проходит времени между преступлением и наказанием, тем менее целесообразным становится применение этой меры уголовно-правового принуждения к ребенку с позиции достижения целей наказания. Течение указанных сроков начинается с момента совершения преступления или осуждения за него и составляет: один год - за преступление небольшой тяжести; три года - за преступление средней тяжести; пять лет - за тяжкое преступление; семь лет и шесть месяцев - за особо тяжкое преступление. В отношении несовершеннолетних действует обычный порядок исчисления и приостановления сроков давности, предусмотренный ч. 2, 3 ст. 78 УК, а также ч. 2 ст. 83.
Статья 95 УК РФ впервые ввела правило, согласно которому сроки погашения судимости, предусмотренные для взрослых ст. 86, в отношении несовершеннолетних подлежат сокращению и равны после отбытия лишения свободы за преступления: небольшой или средней тяжести - одному году; тяжкое или особо тяжкое - три года. Иные положения, регламентирующие общий порядок учета, погашения и снятия судимости, предусмотренный ст. 86, распространяются и на несовершеннолетних.
Согласно п. "б" ч. 4 ст. 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, не учитываются при признании рецидива преступлений.
Подводя итог, следует отметить, что гл. 14 УК РФ определяет особое положение ребенка - субъекта преступления в уголовном законе, что предопределяет его привилегированное положение в системе уголовно-правовых норм.