§ 7. Уголовно-процессуальное право, его место в системе других отраслей права

Понятие уголовного процесса тесно связано с понятием уголовно-процессуального права. Чаще всего под ним уже давно многие подразумевают совокупность норм, правил поведения, санкционированных государством и предназначенных для регламентации производства по уголовным делам (о его источниках см. гл. 2 учебника). Но существует и иной, пока что не получивший достаточно убедительного объяснения и широкого признания, взгляд - уголовно-процессуальным правом иногда называют ту часть юридической науки, объектом которой является уголовный процесс (о понятии уголовно-процессуальной науки см. § 12 данной главы учебника). А кое-кто склонен так называть соответствующую учебную дисциплину, преподаваемую тем, кто изучает юриспруденцию. Предугадать будущее подобного нововведения совсем нетрудно. По сути своей оно отражает стремление заменить слова "уголовный процесс" словами "уголовно-процессуальное право". А это вполне можно расценить как попытку приделать новый ярлык к вещи, которая давно находится в употреблении.
Уголовно-процессуальное право как совокупность правил (норм) поведения является одной из многочисленных отраслей, из которых состоит право в целом, и в силу этого оно находится в проявляющихся по-разному связях с ними.
Наиболее близко уголовно-процессуальное право связано с уголовным правом. Последнее, как известно, образует санкционированная государством совокупность норм, предусматривающих основания и принципы уголовной ответственности, определяющих, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливающих виды наказаний или иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.
Что касается уголовно-процессуального права, то образующая его совокупность норм регламентирует приемлемый, с точки зрения обеспечения прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства, порядок реализации установленных уголовным законом правил.
Многие юристы, пишущие о проблемах соотношения уголовного и уголовно-процессуального права, с известной долей упрощения часто утверждают: уголовное право дает ответ на вопрос "что?" (что считается преступлением, что следует применять к тем, кто совершил преступление, и т.д.), а уголовно-процессуальное - на вопрос "как?" (как выявить и раскрыть преступление, как изобличить привлекаемое к ответственности лицо, как обеспечить его права и законные интересы, как оградить от ошибок и злоупотреблений должностных лиц, ведущих производство по уголовным делам, и т.д.).
Однако можно встретить и иное отношение к данной проблеме. В последние годы на страницах российских юридических изданий начинает распространяться модное среди некоторой части юристов из западных государств - внешне эффектное, но явно искажающее действительное положение дел - утверждение, что уголовное право это-де "меч, разящий правонарушителей", а уголовный процесс - "щит, оберегающий личность от государственной репрессии". Несостоятельность этого или подобных утверждений очевидна. Они основаны на противопоставлении уголовного права и уголовного судопроизводства, на приписывании им антагонистических функций.
Между тем именно им должна отводиться роль одновременно и "меча", и "щита". Уголовное право, устанавливая четкие и жесткие условия признания человека виновным в совершении преступления и применения к нему мер наказания, ограждает его от незаконных репрессий, т.е. выполняет в определенной мере функцию "щита". Равным образом уголовное судопроизводство может быть не только "щитом", но и "мечом" - уголовное наказание "разит" преступника только после того, как выносится в соответствии с установленной процедурой обвинительный приговор, он вступает в законную силу и обращается судом к исполнению.
Содержание многих норм уголовно-процессуального права взаимосвязано с уголовно-правовыми предписаниями (понятия преступления и его состава предопределяют подход к уголовно-процессуальной формулировке предмета доказывания по уголовным делам; концепция вменяемости или невменяемости лица, привлекаемого к уголовной ответственности, существенно воздействует на порядок назначения или изменения принудительных мер медицинского характера; предписания об основаниях освобождения от уголовной ответственности в значительной мере положены в основу правил прекращения уголовных дел и т.д.).
Юристы уже много лет ведут дискуссию о том, какому праву принадлежит приоритет - уголовному или уголовно-процессуальному. До сравнительно недавнего времени в течение нескольких десятилетий почти господствующим было мнение о первичности уголовного права и вторичности уголовно-процессуального. В последние годы назойливо навязывается иное мнение, в силу которого приоритет отдается уголовному судопроизводству. Сторонники этих точек зрения, естественно, находят какие-то объяснения в обоснование своих взглядов.
Но дискуссия по данному поводу, если смотреть на нее с точки зрения реальной значимости для определения содержания уголовного или уголовно-процессуального законодательства и для практики его применения, вполне может быть отнесена к числу схоластических, представляющих интерес только для "кабинетных мыслителей", оторванных от правотворческой и правоприменительной практики. Поиски так называемой приоритетности рассматриваемых отраслей права по отношению друг к другу, естественно, сопровождаются обоснованием степени важности каждой из них, а это в конечном счете ведет к их противопоставлению. Разумнее было бы не противопоставлять или "подчинять" друг другу уголовное и уголовно-процессуальное право, а, признав их тесную связь, исходить из того, что каждая из этих отраслей права имеет свой предмет и ориентируется на применение своих методов.
Уголовно-процессуальные нормы по своему содержанию и задачам (целям) имеют связь с нормами и других отраслей права - уголовно-исполнительного, гражданского процессуального, административного, гражданского, международного и проч. Она проявляется во многом. К примеру, вопросы возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда (т.е. вопросы реабилитации), должны решаться в тесной увязке с правилами, содержащимися в гражданском законодательстве; с этим же законодательством подлежит согласованию взыскание в пользу потерпевших от преступлений денежных компенсаций за моральный вред; нормы административного права призваны содействовать преодолению некоторых негативных явлений, связанных с производством по уголовным делам (скажем, непредставление информации по требованию должностных лиц, ведущих производство по уголовным делам, воспрепятствование выполнению гражданами функций присяжных заседателей); вопросы выдачи преступников по требованию иностранных государств, оказания правовой помощи по просьбам зарубежных правоохранительных органов и ряд подобных им решаются с соблюдением норм международного права. Связь уголовно-процессуального права с другими отраслями права можно проследить и по ряду иных направлений.



.::Содержание::.