1. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166)

Деяние описывается в ч. 1 ст. 166 с помощью указанного в скобках термина "угон", выступающего как бы в качестве синонима понятия "завладение". Это дает основание полагать, что рассматриваемое деяние точно так же, как и предусматривавшийся ранее в ст. 212.1 УК 1960 г. угон транспортных средств, не только посягает на собственность, но и подрывает безопасность движения и эксплуатации транспортных средств, которыми завладевают виновные лица (дополнительный объект).
Предметом вымогательства выступают любые автомобили и иные транспортные средства. К последним в смысле ст. 166 не относятся суда воздушного или водного транспорта либо железнодорожный подвижной состав, угон которых квалифицируется как преступление против общественной безопасности по ст. 211. Следовательно, под иными транспортными средствами в ст. 166 надо понимать трактора, другие самоходные машины, трамваи, троллейбусы, а также мотоциклы и другие механические транспортные средства.
Объективная сторона рассматриваемого посягательства описана в рамках формального состава и предполагает активные действия, обозначенные в законе одновременно словами "завладение" и "угон". Следовательно, преступное деяние заключается в самовольном захвате транспортного средства с последующей поездкой на нем. Один факт самоуправного появления субъекта в салоне автомобиля, кабине трактора или трамвая можно трактовать как покушение на преступление (ч. 3 ст. 30), от доведения которого до конца возможен добровольный отказ (ст. 31). Если же не доказано намерение лица совершить поездку на захваченном транспортном средстве ("я хотел только посидеть за рулем"), то такие действия вряд ли можно признать уголовно наказуемыми.
Оконченное же деяние имеет место тогда, когда субъекту удалось привести в движение захваченное транспортное средство.
Хотя последствия завладения транспортным средством и его угона не описаны в законе, они тем не менее существуют и заключаются в лишении собственника или владельца возможности какое-то время пользоваться этим транспортным средством.
В том случае, если лицо, угнавшее транспортное средство, в процессе самовольной поездки на нем нарушило правила дорожного движения и в результате причинило по неосторожности вред здоровью или жизни людей, то его действия надлежит дополнительно квалифицировать по ст. 264.
Субъективная сторона предполагает прямой умысел, который направлен на противоправное временное пользование транспортным средством без согласия собственника или иного владельца (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности").
Мотивы содеянного могут быть корыстными, озорными (хулиганскими) или иными, но в любом случае отсутствует цель хищения и стремление обратить угнанный автомобиль или иное транспортное средство в собственность неуправомоченных лиц.
Субъект угона транспортных средств - вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.
В ч. 2 ст. 166 предусматривается ответственность за то же деяние, совершенное:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.
В состав группы лиц, по предварительному сговору угнавших транспортное средство, входят соисполнители, которыми следует признавать как лиц, которые производили завладение таким средством, его угон, так и лиц, которые принимали участие в поездке на угнанном транспорте, независимо от того, кто из них находился за рулем и управлял транспортным средством. Предполагается, что сговор этих лиц был достигнут до начала выполнения объективной стороны рассматриваемого деяния.
Что касается насильственного захвата транспортного средства (п. "в" ч. 2 ст. 166), то применяемое при таком захвате насилие либо угроза не создают опасности для жизни или здоровья собственника (владельца) или иных граждан. Речь идет о нанесении ударов, побоях, связывании или иных насильственных действиях, которые причиняют физическую боль или ограничивают свободу потерпевшего, либо об угрозах совершения подобных действий. Таким образом, насильственный захват транспортного средства подрывает также телесную неприкосновенность граждан или их свободу (дополнительный объект посягательства).
Часть 3 ст. 166 предусматривает особо квалифицирующие обстоятельства неправомерного завладения транспортными средствами:
а) его совершение организованной группой;
б) причинение особо крупного ущерба.
Такой ущерб превышает 1 млн. руб. и может быть результатом уничтожения или повреждения транспортного средства в процессе его угона либо складываться из упущенной выгоды собственника или владельца.
Наконец, в ч. 4 ст. 166 предполагается применение для угона транспортного средства насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы использования такого насилия. Дополнительным объектом деяния в подобных случаях выступает здоровье собственника, владельца транспортного средства или иных граждан, способных воспрепятствовать захвату предмета посягательства. Само применяемое к этим лицам насилие заключается в причинении их здоровью тяжкого, средней тяжести или легкого вреда (ст. 111, 112 или 115). Поскольку санкция ч. 4 ст. 166 более строгая, то эта норма охватывает собой и указанный вред здоровью. Если же в результате подобного насилия наступила смерть человека, то содеянное по правилам о совокупности преступлений нуждается в самостоятельной квалификации по п. "к" ч. 2 ст. 105 или ч. 4 ст. 111. Альтернативой реального нанесения вреда здоровью в ч. 4 ст. 166 признается угроза причинения такого вреда.
Деяние, описанное в ч. 1 ст. 166, - средней тяжести, в ч. 2 и 3 - тяжкое, а в ч. 4 - особо тяжкое.