§ 1. Общее понятие и классификация преступлений против собственности

Собственность как социально-экономическая категория охватывает отношения присвоения материальных благ в производственной или потребительской сфере (в зависимости от того, идет ли речь о средствах производства или предметах потребления) и вместе с тем в распределительной сфере (соответственно реализации людьми своих способностей к труду на основе выбора рода деятельности или профессии). Обладание и распоряжение материальными благами, получившими в законе наименование "имущество", выступает гарантией экономической свободы и благосостояния граждан.
Опираясь на положения ст. 17 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., Конституция РФ (ст. 35) закрепила за каждым право иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими людьми. При этом в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности (ч. 2 ст. 8 Конституции РФ).
Заложенный в ст. 8 Конституции РФ защитный механизм, к сожалению, срабатывает далеко не всегда. По данным уголовной статистики, имущественные посягательства, прежде всего хищения, составляют около 60% современной российской преступности. В данной связи особую значимость представляют нормы гл. 21 "Преступления против собственности" (ст. 158 - 168).
Ответственность за причинение имущественного вреда косвенным образом фиксируется и в иных уголовно-правовых нормах (ст. 185, 190, 193 - 197, 211, 212, 221, 226, 227, 229, 243, 267, 281, 346, 347 и др.). В этих нормах собственность выступает дополнительным или даже факультативно-дополнительным объектом охраны. В отличие от этого предписания гл. 21 УК предусматривают такие преступные деяния, которые посягают на собственность как единственный или основной объект.
Предметом посягательства против собственности по прямому указанию ст. 158 - 168 признается чужое имущество. В то же время ст. 159 в качестве предмета посягательства кроме имущества рассматривает право на имущество, ст. 163 - также услуги (действия) имущественного характера.
Имущество есть гражданско-правовая категория, но она, к сожалению, не получает должного закрепления в действующем законодательстве. Статья 128 ГК относит к объектам гражданских прав "вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права". По этой не вполне четкой формулировке становится возможным отнести к имуществу нечто лишенное вещественной формы (например, электрическую энергию или природный газ) либо подтверждающее право собственности (скажем, доверенность, сберкнижка), но не являющееся ее предметом (объектом).
С экономических позиций имущество представляет собой вещественный предмет материального мира, который извлечен трудом человека из природной среды, приобрел в результате этого стоимость, выраженную в цене, и свойство удовлетворять потребности людей (потребительная стоимость). Вместе с тем в уголовно-правовой теории и судебной практике воспринимается мысль криминалистов дооктябрьского периода, которые выделяли кроме экономической стороны имущества его физические признаки (имущество обладает местом в пространстве, что позволяет воздействовать на него) и юридические свойства, в силу которых имущество, как правило, является для субъекта чужим <*>. Разумеется, к имуществу относятся деньги в отечественной и зарубежной валютах и ценные бумаги, конвертируемые в такую валюту и выступающие стоимостным эквивалентом имущества.
--------------------------------
<*> См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Посягательства личные и имущественные. С. 163 - 171.

Не признаются имуществом предметы, находящиеся в естественном природном состоянии либо аккумулирующие в себе определенные затраты труда, а затем вновь "растворенные" в природе (например, звери, выращенные в вольере и потом выпущенные в тайгу). В подобных ситуациях преступное воздействие на соответствующие предметы следует трактовать как посягательство против природной среды (гл. 26 УК "Экологические преступления").
Пленум Верховного Суда РФ в п. 1 своего Постановления от 25 апреля 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности" разъяснил, что чужим следует считать имущество, "не находящееся в собственности или законном владении виновного". Такое толкование, по-видимому, неприемлемо для случаев присвоения или растраты (ст. 160), когда имущество как раз находится в законном владении виновных субъектов - отдано под их материальную ответственность и для нормального хозяйственного распоряжения.
Объективная сторона преступных посягательств на собственность обычно выражается в активных действиях. Бездействие возможно лишь в случаях причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165). Анализируемые преступления, за исключением разбоя (ст. 162) и вымогательства (ст. 163), описаны в рамках материальных составов, а их последствия обычно выражаются в форме прямого имущественного вреда (недостачи) и реже (ст. 165) в форме упущенной выгоды.
Субъективная сторона преступлений против собственности предполагает обычно умысел (в большинстве случаев - прямой), и лишь уничтожение или повреждение имущества возможно при неосторожной форме вины (ст. 168).
Подавляющее большинство рассматриваемых посягательств характеризуется корыстными устремлениями различных модификаций. Исключение образуют деяния, предусмотренные ст. 166 - 168, при квалификации которых мотивы и цели виновных не имеют значения.
В качестве субъектов преступлений против собственности выступают вменяемые лица, достигшие 16-летнего возраста, однако по ряду деяний (ст. 158, 161 - 163, 166, ч. 2 ст. 167) ответственность предусмотрена с 14 лет. Вместе с тем в ст. 160 УК имеются в виду специальные субъекты, которым вверяется чужое имущество и которые, можно предположить, достигли совершеннолетия.
Преступлениями против собственности признаются предусмотренные в гл. 21 УК общественно опасные деяния, причиняющие или способные причинить существенный имущественный вред и посягающие на собственность как единственный объект или основной объект уголовно-правовой охраны.
В науке уголовного права отсутствует единство в определении критериев классификации посягательств против собственности. Иногда (П.Ф. Тельнов) в качестве подобного критерия избирают мотив, цель и способ преступления <*>. Другие авторы (Г.В. Шелковкин) полагают целесообразным классифицировать рассматриваемые деяния "с учетом объекта и особенностей, присущих отдельным преступлениям" <**>. Предпочтительна вторая позиция, поскольку цели, мотивы и способы преступлений предопределяются свойствами объекта посягательства.
--------------------------------
<*> См.: Советское уголовное право: Особенная часть. М., 1988. С. 102.
<**> См.: Советское уголовное право: Особенная часть. М., 1983. С. 81.

В зависимости от объекта преступления против собственности могут быть подразделены на три группы:
1) хищения (ст. 158 - 162, 164), посягающие на всю совокупность отношений собственности в производственной, потребительской или распределительной сферах;
2) не являющиеся хищениями преступления, направленные к извлечению имущественных выгод (ст. 163, 165) и посягающие на собственность в распределительной сфере, но не подрывающие непосредственно сферы производства или потребления;
3) лишенные такой направленности преступления, посягающие на собственность в производственной или потребительской сфере, но не затрагивающие прямо область распределения материальных благ (ст. 166 - 168).
Преступные посягательства каждой из этих трех групп характеризуются особенностями способов совершения деяния, вредных последствий, мотивов, целей и иных свойств содеянного.

Итак, в соответствии с конституционно-правовыми нормами УК определяет в гл. 21 ответственность за посягательства на любые формы собственности, выделяя среди них три группы преступных деяний:
а) хищения;
б) иные деяния, направленные к извлечению имущественных выгод;
в) посягательства, не имеющие такой направленности.