3. Разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 155)

В случаях, когда усыновитель желает, чтобы ребенок считал его своим родителем, он стремится факт усыновления оставить в тайне. СК предоставляет возможность по просьбе усыновителя:
а) присваивать его фамилию и по его имени - отчество, изменять имя ребенка. Об изменении фамилии, имени, отчества указывается в решении суда об усыновлении;
б) вносить в книгу записей рождений указанные усыновителем фамилию, имя и отчество матери (отца) ребенка (ст. 134);
в) изменять дату и место рождения ребенка (ст. 135);
г) суд может принять решение о записи усыновителей в книге записей рождений в качестве родителей ребенка (ст. 136).
Нередко после усыновления семья изменяет место жительства, чтобы обеспечить сохранение в тайне факта усыновления, не допустить разглашения тайны, возникновения нестабильности в семье, нанесения психической травмы усыновленному ребенку.
Статья 139 СК провозглашает, что тайна усыновления охраняется законом. Лица, разгласившие ее против воли усыновителей, несут ответственность в установленном законом порядке.
Помимо основного объекта - интересов семьи - под угрозу ставятся и интересы ребенка.
Потерпевшими выступают усыновители, а также усыновленный ребенок, несовершеннолетний. Ввиду того что ст. 139 СК соблюдение тайны усыновления не ограничивает какими-либо сроками, в отдельных случаях потерпевшими могут оказаться усыновители ребенка уже после достижения им 18-летнего возраста.
Объективная сторона включает разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя.
"Вопреки воле" осуществленное разглашение будет без получения на то согласия усыновителя. Если усыновителями являются оба супруга (что обычно и бывает), то должна быть проявлена воля их обоих. Отсутствие согласия одного из них (хотя бы второе лицо и дало согласие на разглашение) свидетельствует о недопустимости разглашения тайны усыновления. Предание в этих условиях огласке лицом тайны не исключает его уголовной ответственности. Напротив, если разглашение тайны усыновления происходит по воле усыновителей, применение ст. 155 УК исключается. В одном случае СК предусматривает изъятие из общего правила: разглашение тайны допустимо вопреки воле усыновителя при отмене судом усыновления ребенка по основаниям, предусмотренным ст. 141 (уклонение усыновителей от выполнения возложенных на них обязанностей родителей; злоупотребление родительскими правами; жестокое обращение с усыновленным ребенком; хронический алкоголизм или наркомания усыновителя).
Согласие на разглашение тайны усыновления (одобрение) самим ребенком не устраняет ответственности виновного по ст. 155.
Разглашение тайны усыновления означает сообщение о ней кому-либо (усыновленному, его друзьям, сотрудникам по работе, родственникам и знакомым и т.д.). Не имеет значения, в какой форме сообщение сделано: устно или письменно, очно или по телефону, анонимно или с указанием своей должности, фамилии, одному или нескольким лицам.
Состав - формальный. Преступление полагается оконченным в момент сообщения, предания огласке того факта, что усыновители не являются родителями по крови усыновленного (удочеренной). При этом не имеет значения, наступили ли какие-либо вредные последствия от разглашения тайны для усыновителя или усыновленного ребенка.
Круг субъектов преступления во многом определен в ст. 139 СК, где сказано, что обязаны сохранять тайну усыновления ребенка:
а) суды, вынесшие решение об усыновлении ребенка;
б) должностные лица, осуществляющие государственную регистрацию усыновления,
в) а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении (представители органа опеки и попечительства, участвовавшие в деле об усыновлении, осуществляющие контроль за исполнением обязанностей по усыновлению и т.д.; прокурор; кровные родители усыновленного либо их родственники; родственники усыновителей; работники медицинских и дошкольных учреждений; педагоги; любое иное лицо).
Если разглашает тайну усыновления должностное лицо (например, заведующая яслями-садом, судья), ответственность наступает по совокупности ст. 155 и 285.
Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Виновный сознает, что выдает тайну, игнорируя волю усыновителя, и желает так поступить. Неосторожное предание огласке тайны усыновления (например, лицо, разгласившее сведения, располагало информацией, что усыновленному обо всем уже известно), уголовно ненаказуемо.
Обязательный признак состава - корыстные или иные низменные побуждения, содержание которых рассматривалось, в частности, при характеристике преступлений, предусмотренных ст. 153 и 154. Нечеткая редакция ст. 155 приводит подчас к утверждениям о том, что данный признак обязателен, лишь когда субъектом выступает "иное лицо", не обязанное хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну <*>. Законодатель, однако, низменные побуждения действий лица рассматривает как обстоятельство, при котором поведение виновного достигает уровня общественной опасности, характерной для преступлений. Следовательно, по этому признаку уголовно наказуемое поведение отграничивается от дисциплинарного проступка лица по службе.
--------------------------------
<*> См., например: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. С. 136.

Деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести.