2. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144)

В ч. 1 этой нормы устанавливается ответственность за воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению или отказу от распространения информации.
Такое деяние посягает не только на трудовые (профессиональные) права журналистов, но и на зафиксированное во Всеобщей декларации прав человека, других международных документах и в ч. 4 ст. 29 Конституции РФ право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
Тем не менее потерпевшим от этого преступления может быть лишь журналист, выполняющий свой профессиональный долг, а не другие граждане, страдающие от недостатка правдивой или избытка ложной информации.
Объективная сторона рассматриваемого деяния заключается в создании препятствий указанной деятельности журналистов специальными способами, которые обозначены в ч. 1 ст. 144 термином "принуждение".
Принуждение в силу ст. 40 может быть физическим (насильственным) или психическим (сопряженным с угрозой безопасности журналиста). Если при этом насилие привело к лишению жизни или причинению тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью, то содеянное выходит за рамки ч. 1 ст. 144 и требует квалификации по правилам идеальной совокупности преступлений соответственно по п. "б" ч. 2 ст. 105, ст. 111 или 112. Менее серьезное насилие, связанное с нанесением легкого вреда здоровью журналиста, побоями или угрозами в его адрес, охватывается признаками указанной нормы и не нуждается в отдельной юридической оценке. Вместе с тем следует иметь в виду, что принуждение журналиста направлено на то, чтобы побудить его распространить желательную виновному информацию либо, наоборот, отказаться от распространения нежелательной этому субъекту информации.
Преступление признается оконченным с момента совершения указанных действий независимо от того, удалось ли принудить журналиста к отказу от выполнения профессионального долга.
Субъективная сторона предполагает прямой умысел, который охватывает собой осознание виновного, что он принуждает журналиста отказаться от профессиональной деятельности путем насилия или угроз, а равно цель создать таким образом препятствия для такой деятельности.
В ч. 2 ст. 144 называется квалифицирующий признак - использование виновным своего служебного положения. Здесь субъектом может быть как должностное лицо или руководящий сотрудник негосударственной организации, так и рядовой работник (например, выполняющий охранно-сторожевые функции), который насилием или угрозой изгоняет журналиста с объекта восприятия соответствующих событий либо изымает у него кассету с записью информации об этих событиях.
Поскольку ст. 285 и 286 предполагают более строгую санкцию, чем ч. 2 ст. 144, то в случаях воспрепятствования законной журналистской деятельности со стороны должностных лиц возникает вопрос о квалификации по совокупности.
Деяние, описанное в ч. 1 и 2 ст. 144, относится к категории преступлений небольшой тяжести.