20. Доведение до самоубийства (ст. 110)

По уровню самоубийств (суицида) Россия находится на одном из первых мест в мире. Причины тому - в первую очередь социально-экономического характера, однако определенную долю самоубийств составляют те, которые происходят из-за негативного влияния на жертв третьих лиц.
Потерпевшими от анализируемого преступления могут быть любые физические лица. В этом вопросе позиция УК 1996 г. отличается от прежнего УК 1960 г., ст. 107 которого потерпевшим признавала только лицо, находящееся в материальной или иной зависимости от виновного. Таким образом, устранено ограничительное условие и ныне уголовную ответственность могут нести любые лица, в том числе посторонние для потерпевшего (распространяющие порочащие измышления о нем, высказывающие угрозы и т.д.).
Объективная сторона состава усложненная. В нее входят:
а) поведение самого виновного (угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего);
б) создание таким поведением "тупиковой" в представлении потерпевшего жизненной ситуации, близкой к состоянию безысходности;
в) принятое потерпевшим под влиянием этого решение о самоубийстве;
г) акт самоубийства или покушения на него.
Самоубийство, таким образом, причинно обусловлено предшествующим поведением виновного.
В законе дан исчерпывающий перечень уголовно наказуемых способов доведения до самоубийства:
1) угрозы;
2) жестокое обращение;
3) систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего.
Иные способы (например, постоянное надоедливое следование как тень за возлюбленной, систематические задержки с выдачей зарплаты), даже если они привели к самоубийству потерпевшего, не могут влечь ответственности по ст. 110. Объединяет упомянутые в законе способы то, что все они носят противоправный характер.
Виды угроз в диспозиции ст. 110 не раскрываются, и каких-либо ограничений в этой части не содержится. Это означает, что, по мнению законодателя, довести до самоубийства можно любой противоправной угрозой (насилием, незаконным выселением, распространением сведений интимного характера). Важно, чтобы потерпевший воспринимал эти угрозы как реальные, создающие опасность его правам и законным интересам. Угроза уволить работника в связи с обнаружившейся его непрофессиональной деятельностью или сообщить органам власти о совершенном им преступлении, как не носящая противоправного характера, не дает оснований для вменения ст. 110.
Жестокое обращение - понятие оценочное, используемое и в ряде других статей УК (например, ст. 156, 245). Оно связано с причинением лицу физических страданий путем нанесения побоев, лишения пищи, медицинской помощи, связывания, запирания и т.д. Как правило, оно предполагает неоднократное противоправное поведение виновного.
Систематическое унижение человеческого достоинства выражается в многократных актах оскорбления, глумления, опорочивания потерпевшего.
Поскольку данные способы - обязательные альтернативные признаки состава доведения до самоубийства, по общему правилу достаточно квалификации содеянного по ст. 110 (если только сам способ или его последствия не оказываются более общественно опасными).
Преступление полагается оконченным в момент самоубийства или покушения на него со стороны потерпевшего. Самоубийство мыслимо не только путем действия, но и - хотя в весьма редких случаях - бездействием (например, посредством отказа от пищи).
Спорен вопрос о субъективной стороне анализируемого состава преступления: одни допускают только неосторожность, другие - лишь косвенный умысел, третьи - умысел (прямой или косвенный). По общему правилу доведение до самоубийства совершается по неосторожности либо с косвенным умыслом. Однако не исключен и прямой умысел: виновный доводит лицо до самоубийства намеренно, т.е. предвидит, что его угрозы, жестокое обращение и т.п. создают возможность или даже неизбежность самоубийства потерпевшего, и желает такого исхода. Например, потерпевший, не выдержав, прямо заявляет, что при продолжении шантажа он сведет счеты с жизнью, в чем виновный не сомневается. Однако он не прекращает своего воздействия на жертву. Рекомендация, что при прямом умысле действия виновного следует расценивать как убийство <*>, не может быть реализована на практике, поскольку лишение жизни осуществляется лицом (потерпевшим), обладающим сознанием и волей и достигшим определенного возраста, а потому виновный не может рассматриваться как непосредственный исполнитель преступления (ч. 2 ст. 33) <**>.
--------------------------------
<*> См.: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. С. 58.
<**> См. также: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. С. 47.

Преступление относится к категории средней тяжести.