18. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108)

Примерно каждое восьмое убийство имеет признаки ч. 1 или 2 ст. 108.
Упомянутые в ст. 108 смягчающие санкцию обстоятельства имеют с состоянием аффекта то общее, что и в том и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его "вина". Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. 108 и 107.
В аффектированном состоянии лицо под влиянием обиды, ярости, гнева теряет над собой контроль и причиняет вред потерпевшему, преступая тем самым закон. В рассматриваемой же ситуации (ст. 108) виновный действует в общественно полезном направлении - защищает себя или других от объективно противоправного посягательства, пресекает его, предпринимает усилия для доставления преступника органам власти: это в целом одобряется и поощряется законом. Другое дело, что при этом виновный "перебарщивает", причиняет явно чрезмерный вред. Налицо, таким образом, как бы два противоположных по направленности акта поведения, один из которых носит общественно полезный характер (защита, доставление органам власти преступника, пресечение возможности совершения им новых преступлений), а другой - общественно опасный характер (превышение пределов необходимого, чрезмерный вред, совершение преступления).
Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, виновный под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения, приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.
Душевное волнение (в том числе аффект) учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны в нескольких аспектах:
1) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны (см. абз. 2 п. 5 Постановления N 14 Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г.). Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16, а не по ст. 108;
2) превысило ли лицо допустимые пределы при этом: "В состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством, - говорится в п. 9 упомянутого Постановления, - обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты" <*>.
--------------------------------
<*> СПП ВС. С. 235.

Если все же будет признано, что виновный в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, превысил пределы необходимого, то, поскольку согласно общим правилам квалификации при конкуренции составов с привилегирующими признаками предпочтение отдается составу с более снижающими санкцию признаками, содеянное должно быть квалифицировано по ст. 108, а, назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 УК вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффективное состояние виновного в момент совершения преступления.
Объект - жизнь.
Потерпевший - лицо, посягающее (ч. 1) или задерживаемое (ч. 2).
Объективная сторона выражается только в активном поведении (действии), выразившемся в превышении либо пределов необходимой обороны (ч. 1), либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2).
При уяснении признаков превышения необходимо руководствоваться положениями ст. 37 и 38. Согласно ч. 2 ст. 37 превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Явное - значит очевидное <*> не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного. Решая вопрос о том, совершено ли убийство при превышении пределов, следует учитывать не только соответствие (или несоответствие) средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.) <**>.
--------------------------------
<*> СПП ВС. С. 235.
<**> См. там же.

Так, причинение смерти безоружному хулигану или угонщику машины, как правило, свидетельствует об очевидной неадекватности защитных мер опасности посягательства и должно влечь ответственность по ч. 1 ст. 108.
Применительно к виду убийства, предусмотренному ч. 2 ст. 108, превышением мер по задержанию в соответствии с ч. 2 ст. 38 признается также явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Потерпевшему в итоге причиняется очевидно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.
По смыслу закона, при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку смысл института задержания - в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого - крайняя мера, применяемая по фактам совершения только тяжких преступлений и особо опасных преступников, когда задержать их иным путем не представляется возможным <*>.
--------------------------------
<*> Высказывается мнение, что всякое убийство преступника, который пытался скрыться без оказания сопротивления, должно рассматриваться как превышение мер (см.: Уголовное право России. Особенная часть / Под. ред. А.И. Рарога. С. 32) и, следовательно, влечь уголовную ответственность.

Субъективная сторона убийства обоих привилегированных видов - умысел (прямой или косвенный). Причинение смерти по неосторожности состава преступления не образует <*>. Обязательный признак состава - специальная цель: защита, отражение посягательства (ч. 1), доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений (ч. 2).
--------------------------------
<*> Иная точка зрения высказана С.В. Бородиным (см.: Российское уголовное право. Особенная часть / Под. ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. С. 55).

Деяние, описанное в ч. 1 ст. 108, относится к категории небольшой тяжести, а в ч. 2 - средней тяжести.