8. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. "д" ч. 2 ст. 105)

Согласно выборочным данным, из числа квалифицированных убийств свыше 48% составляют те, которые совершены с особой жестокостью <*>. В то же время в связи с различным толкованием этого признака на практике допускается немало ошибок <**>, и не случайно, поскольку он относится к категории оценочных.
--------------------------------
<*> См.: Чечель Г.И. Жестокий способ совершения преступления против личности. Нальчик, 1992. С. 9 - 10.
<**> БВС РФ. 1993. N 3. С. 13.

Различают проявление особой жестокости до, в процессе и после совершения убийства. Проявление особой жестокости до совершения убийства может выражаться в пытках, истязании, глумлении и иных действиях, глубоко унижающих достоинство потерпевшего. Намерение лишить жизни может возникнуть сразу же после этих действий, но и тогда не требуется квалификации по совокупности, поскольку они суть звенья одной цепи - убийства.
Особая жестокость после лишения жизни может выражаться в глумлении над трупом, каннибализме. Ранее практика однозначно рассматривала такое поведение в качестве разновидности особой жестокости <*>, что вряд ли верно, поскольку в законе сказано об убийстве с особой жестокостью, а не о лишении жизни, "сопряженном" с проявлениями особой жестокости. Пленум Верховного Суда в руководящем разъяснении занял нечеткую позицию: не включив в число разновидностей квалифицирующего признака глумление над трупом, он в то же время указал, что уничтожение или расчленение с целью сокрытия преступления не может служить основанием для квалификации убийства по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК. Таким образом, следуя логике Пленума, не исключается квалификация по п. "д", когда уничтожение или расчленение трупа осуществляется не с целью сокрытия преступления, а по иным причинам, в том числе в силу садистских наклонностей убийцы. Следуя той же логике, и каннибализм убийцы должен влечь ответственность по п. "д", что вряд ли верно.
--------------------------------
<*> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г. N 9 // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 - 1963. М., 1964. С. 282.

Особая жестокость в процессе лишения жизни чаще всего выражается в способе, особо мучительном для жертвы: использование мучительно действующего яда, сожжение человека заживо, длительное лишение потерпевшего пищи, воды или тепла, воспрепятствование оказанию помощи истекающему кровью лицу и т.п. Общее, что объединяет эти способы, равно как и пытки, истязания, - причинение явно излишних, не обусловливаемых целью лишения жизни страданий.
С этих позиций следует оценивать правовое значение множественности ранений: в большинстве случаев убийство признается совершенным с особой жестокостью именно по этому признаку. Весьма часто нанесение большого количества повреждений расценивается практикой в качестве бесспорного свидетельства проявления особой жестокости при убийстве. В действительности же необходимо учитывать и иные обстоятельства дела, поскольку нанесение большого числа повреждений может объясняться, в частности, слабой физической силой совершающего убийство лица, малой поражающей способностью орудия или средства убийства (не избираемого специально виновным). Множественность ударов, ранений может вовсе не вызвать у потерпевшего особых мучений и страданий (например, при нанесении их в пылу борьбы; в силу одномоментности, стремительности нанесения, влекущей мгновенную смерть; когда уже первое или одно из первых ранений вызвали смерть потерпевшего и последующие удары наносились в мертвое тело).
Теория и практика связывают понятие особой жестокости как со способом убийства, так и с иными обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным крайнего бессердечия, - как правило, с обстановкой (убийство в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания) <*>.
--------------------------------
<*> См. абз. 2 п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г.

Особая жестокость свидетельствует об исключительном бессердечии, беспощадности, наслаждении чужими страданиями. Поэтому, хотя рассматриваемый квалифицирующий признак и объективируется содеянным, он неизменно несет на себе и субъективную окраску. В актах судебного толкования использовались различные термины для обозначения субъективного восприятия убийцы, действовавшего с особой жестокостью: "виновный действовал с умыслом, направленным на совершение преступления с особой жестокостью", "потерпевшему заведомо для виновного причинялись особые мучения или страдания" <*>, виновный "сознательно допускал особую жестокость своих действий" <**>, "виновный сознавал, что причиняет потерпевшему особые мучения или страдания". Последнее выражение представляется наиболее адекватным действительности.
--------------------------------
<*> СПП ВС. С. 522.
<**> См. также: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. С. 37.

Что же касается такого исхода, как лишение жизни (причинение смерти), то к нему субъективное отношение может выражаться в форме и прямого, и косвенного умысла.