Субъекты международного права

Понятие «субъект права» выработано общей теорией права применительно к праву в целом и тесно связано с юридическим понятием «правоотношения», которое предполагает наличие у сторон юридических прав и обязанностей. Субъект права — необходимая составная часть правоотношений, их обязательный компонент. В понятие субъекта права сливаются две основные характеристики: возможность участвовать в правоотношениях и реальное участие в них. Это относится как к нормам внутригосударственного, так и нормам международного права. Вместе с тем, поскольку внутреннее и международное право имеет круг своих субъектов, они представляют собой самостоятельные системы. При всех различиях этих двух систем признаки субъекта международного права принципиально те же.
Субъекты международного права — это стороны, наделенные юридическими правами и обязанностями в общественных правоотношениях, возможность участия или реальное участие в которых урегулировано международным правом. Международные права и обязанности субъекта международного права возникают в соответствии с общими нормами международного права либо предписаниями международно-правовых актов. Обязанности субъектов международного права также определяются на основе международного права.
Характерной особенностью международного права является то, что объем прав и обязанностей субъектов международного права, т. е. объем их правоспособности, неодинаков. При этом важно подчеркнуть, что международная правосубъектность не зависит от количества прав и обязанностей, т. е. от объема правоспособности.
Круг субъектов международного права определяется способностью лиц (в собирательном смысле) участвовать в международных отношениях, регулируемых международным правом, объективно подпадать под прямое воздействие международного права.
Отличительной особенностью международного права является то, что в нем различают первичных и производных его субъектов. Первичных субъектов международного права никто не создает. Их появление и существование — объективная реальность, результат естественно-исторического процесса. Это прежде всего государства и в отдельных случаях народы и нации, которые, возникнув как социальные организмы, неизбежно вступают в контакт друг с другом, создавая для себя правила взаимного общения. К первичным субъектам современного международного права относятся также государственно-подобные образования. Это — создаваемые в прошлом на основе международного договора вольные города (Венеция, Гамбург, Новгород, Данциг). В наше время международной правосубъектностью обладает Ватикан. При этом Ватикан выступает не как государство, а как административный центр Католической церкви. Он имеет дипломатические отношения с целым рядом государств (включая Россию), является членом ряда международных организаций, имеет статус наблюдателя при ООН, является участником ряда международных договоров.
В отличие от первичных, производные субъекты создаются первичными. Объем их международной правосубъектности, который, как правило, закрепляется в международном договоре, зависит от намерения и желания их создателей. Это могут быть межправительственные организации или другие субъекты. При этом создатели наделяют их правом вступать в межгосударственные отношения от собственного имени. Международное право как самостоятельная система права возникло в силу объективной потребности правового регулирования взаимоотношений между государствами.
Государства являются основными субъектами международного права по следующим основаниям:
— долгое время государства были единственными субъектами международно-правовых отношений;
— нормы современного международного права предполагают регулирование главным образом отношений между государствами;
— правосубъектность других субъектов международного права проявляется прежде всего в их взаимоотношениях между государствами;
— в отличие от других субъектов международного права, государство обладает универсальной правоспособностью, не ограниченной во времени.
Создавая международное право, государства закрепили в нем объективно присущее только им особое юридическое свойство — суверенитет, т. е. право в пределах собственной территории осуществлять законодательную, административную власть без вмешательства со стороны других государств, а также самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Исходя из суверенности каждого государства, международное право признает, что суверенитет присущ любому государству с момента его возникновения. Следовательно, исключительно в результате своего существования государство становится субъектом международного права, т. е. носителем юридических прав и обязанностей. Субъектом международного права государство остается на протяжении всего периода своего существования. Правосубъектность прекращается лишь с прекращением существования данного государства в связи, например, с его вхождением в состав другого государства или разъединением его на ряд независимых государств.
Современная доктрина международного права признает, что международная Правосубъектность государств не зависит от волеизъявления других участников международно-правовых отношений. Один только факт его образования порождает его международную правоспособность. Признание или непризнание государств не влияет на международную Правосубъектность государств. Вместе с тем с исчезновением и появлением новых государств появляется ряд юридических вопросов, которые регулируются институтом международно-правового признания.
Институт международно-правового признания не кодифицирован, единого подхода и всеобщей практики нет. В современной теории международного права существуют две теории международно-правового признания: декларативная и конститутивная. Согласно декларативной теории, существование государств как субъектов международного права не зависит от их признания другими субъектами. В основе концепции принятая под эгидой ООН Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, которая констатировала, что все народы имеют право на самоопределение и в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие. По декларативной теории, признание — это лишь декларация или подтверждение существующего правового и фактического положения, поскольку правосубъектность возникла уже раньше в силу самого права. Сторонники декларативной теории также ссылаются на факт декларирования Французской Республики Наполеоном Бонапартом, декларирования Советского государства, провозглашение 21 марта 1990 г. независимости Намибии ? последней колонии в Африке и т. д.
Согласно конститутивной теории, государство как субъект международного права возникает только после его признания другими государствами. В качестве формы международного признания традиционно признается форма письменного послания от признающего государства. Речь идет о важном внешнеполитическом акте государства, которым оно считает целесообразным вступить в юридические отношения с признаваемой стороной и установить с ней дипломатические отношения. Такими сторонами могут быть вновь возникающие государство, нация или национально-освободительное движение. Таким актом признания стали: Заявление «двенадцати» о будущем статусе России и других бывших республик СССР от 21 декабря 1991 г., Указы Президента Российской Федерации от 28 декабря 1992 г. о признании Чехии и Словакии. На современном этапе признание государств другими государствами как условие его международной правосубъектности представляется единственно возможной объективной оценкой реальной суверенности и других слагаемых статуса субъекта международного права.
Все более утверждается точка зрения, что в отличие от национального права, в котором правосубъектность (правоспособность) лиц определяется законодательно, в международном праве она определяется и устанавливается коллективно с согласия государств. Признание государств является выражением такого согласия, а следовательно, выражением утверждения реальной правосубъектности, т. е. реальной возможности обладать правами и обязанностями. Наиболее признанной и прогрессивной считается признание государств путем принятия их в круг государств ? членов ООН (согласно утвержденной в Уставе ООН процедуре).
В качестве основных субъектов международного права выступают государства, различные по своему устройству, — унитарные и сложные (федерации, союзы). Члены подавляющего большинства современных федеративных государств, согласно конституций, не являются субъектами международного права. Федеративное государство выступает в межгосударственных отношениях как целостный субъект международного права. В ряде международных договоров (Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. (ст. 28), Международном пакте о гражданских и политических правах и Международном пакте о социальных, экономических и культурных правах (1966 г.) особо подчеркивается, что положения договора распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений или изъятий. Это положение отражено также в конституциях многих стран мира. Так, ст. 6 Конституции США квалифицирует заключенные от имени США договоры, наравне с Конституцией и законами, как «верховное право страны», которому должны следовать судьи в каждом штате. В то же время Конституция США, по существу, запрещает штатам осуществлять внешние сношения. Согласно ч. 3 ст. 32 Основного закона Германии, земли в сфере своей компетенции могут с согласия федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами.
При освещении вопроса о соблюдении субъектами Российской Федерации международных обязательств России в сфере защиты прав человека следует исходить из того, что любое федеративное государство выступает в межгосударственных отношениях как целостный субъект международного права. Статья 29 Венской конвенции о праве международных договоров обусловливает обязательность договора «для каждого участника», в том числе и для субъектов федеративных государств.
Статья 28 Пакта об экономических, социальных и культурных правах и ст. 50 Международного пакта о гражданских и политических правах также говорят о том, что их положения «распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений и изъятий». Аналогичный подход присущ целому ряду конституций зарубежных стран.
Специфика государственного устройства может лишь влиять на механизм реализации международной правосубъектности федеративного государства. Юридические системы различных стран мира по разному решают эти вопросы. Юридическая процедура приведения в действие норм международного договора внутри государства в разных странах различна. Об этом свидетельствует законодательное регулирование, характерное для федеративных государств.
Так, США, опираясь на свою Конституцию, пытаются ограничить распространение содержащихся в основополагающих международных актах норм в сфере зашиты прав человека на всю территорию своего федеративного государства. Они исходят из того, что федеративное государство не может гарантировать осуществление прав и свобод, в них закрепленных, на территории всех его составных частей. Статья 6 Конституции США квалифицирует заключение от имени США договоры, наравне с Конституцией и законами, как «верховное право страны», которому должны следовать судьи в каждом штате. Вместе с тем, ст. 6 Конституции США гласит, что все договоры, которые заключены или будут заключены Соединенными Штатами, являются высшими законами страны, судьи каждого штата обязаны к их исполнению, хотя бы в Конституции и законах отдельных штатов встречались противоречащие постановления.
Конституция Австрии (ст. 9) провозглашает, что общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права.
Согласно Основному закону ФРГ, перед заключением федерацией договора, затрагивающего особое положение какой-либо земли, эта земля должна быть своевременно заслушана. Согласно ч. 3 ст. 32 Основного закона Германии, земли в сфере своей законодательной компетенции могут с согласия федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами. Основной закон Федеративной Республики Германии (ст. 25) гласит, что общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права. Они имеют преимущества перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории федерации.
Конституция Российской Федерации относит заключение международных договоров к ведению Российской Федерации (ст. 71 п. 2к). В Конституции Российской Федерации участие ее субъектов в заключении международных договоров не стало предметом конституционного регулирования. Пункт о. ст.72 Конституции России гласит, что выполнение международных договоров Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Закон «О международных договорах РФ» (ст.4) предусматривает рассмотрение предложений заинтересованного субъекта Федерации при подготовке проекта договора.
В Конституции Российской Федерации нет определенно сформулированной нормы о приоритете действия международных договоров Российской Федерации на всей территории. Вместе с тем международные договоры страны, согласно Конституции, являются составной частью ее правовой системы, положения официально опубликованных международных договоров действуют на всей территории непосредственно1.
В Советском Союзе суверенными являлись как федерация в целом, так и входящие в нее союзные республики. Каждая из союзных республик имела право вступать в отношения с иностранными государствами, заключать с ними договоры и обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами, участвовать в деятельности международных организаций. На практике это право реализовалось лишь Украинской ССР и Белорусской ССР, которые являлись членами ООН, а также ее специализированными учреждениями и органами.
В Конституции Российской Федерации нет определенно сформулированной нормы, четко регулирующей деятельность субъектов Федерации по осуществлению международных и внешнеэкономических связей, что давало бы возможность ряду субъектов осуществлять собственное правовое регулирование данной области. Самостоятельно выступая в качестве участника международной деятельности, субъекты Федерации руководствовались, как правило, своими законами, игнорируя федеральные. Этому в значительной мере способствовали договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Сложившаяся практика толкала на попытки выработки в отечественной доктрине концепции частичной международной правосубьектности субъектов Федерации или даже их всеобщего признания как особой категории субъектов международного права.
Такие предложения полностью противоречат как основным принципам международного права, так и Конституции Российской Федерации, закрепившей приоритетную роль Российской Федерации во внешней политике, международных отношениях, в заключении международных договоров. Данный подход закреплен в принятом 4 января 1999 г. Федеральном законе «О координации международных внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации». Важно то, что в законе дано официальное толкование положений Конституции Российской Федерации о совместном ведении Федерации и субъектов Федерации в плане координации международных и внешнеэкономических связей. В законе подчеркнуто, что речь идет не о международных отношениях, а лишь о международных связях, осуществление которых субъектами должно четко регулироваться и контролироваться самой Федерацией. При этом ст. 7 Федерального закона оговаривает, что соглашения об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключаемые органами власти субъекта Российской Федерации, независимо от формы, наименования и содержания, не являются международными договорами.
В Постановлении Правительства Российской Федерации от 1 февраля 2000 г. «О принятии Правительством Российской Федерации решений о согласии на осуществление субъектами Российской Федерации международных и внешнеэкономических связей с органами власти иностранных государств»1 закреплено положение о том, что федеральные органы государственной власти не несут ответственности по названным соглашениям, за исключением случаев, когда они заключены с согласия Правительства Российской Федерации либо когда по конкретному соглашению субъекта Российской Федерации имеются официальные гарантии Правительства Российской Федерации. На деле это также означает, что субъекты Федерации не выступают на международной арене в качестве самостоятельных субъектов международного права и, следовательно, заключаемые ими договоры не подлежат регулированию международным правом.
В последнее время во всем мире активизировалась международным правом деятельность субъектов федерации (Германия, Канада, Бельгия, Швейцария, Россия). Она включает в основном заключение договоров с иностранными государствами, открытие зарубежных представительств и отчасти участие в работе ряда межправительственных организаций. Осуществляется она в рамках конституционных компетенции и с согласия органов исполнительной власти. В ряде федераций (Германия, Канада, Швейцария) их члены — земли, провинции, кантоны — имеют определенные конституционные права вступать в международные договорные отношения. Вместе с тем круг таких вопросов ограничен, и осуществляются такие права под контролем федерации. В целом такая деятельность не всегда соответствует существующим нормам международного права и требует соответствующей кодификации. Так, Комиссия международного права ООН, рассматривая вопрос о соответствии договоров, заключаемых субъектами федерации, предложила следующее положение:
«Государства — члены федеративного союза могут обладать правоспособностью заключать международные договоры, если такая правоспособность признается федеральной конституцией и не уходит за установленные ею пределы». При этом остается незыблемым, что международным правом регулируются договорные отношения только между субъектами международного права. В силу приведенных доводов договоры субъектов федерации не могут рассматриваться иначе, как в рамках государственного права той или иной страны, а субъекты существующих в современном мире федераций не являются субъектами международного права. Остается в силе принципиальное положение: одна федерация — один субъект международного права.
В отечественной науке международного права преобладает точка зрения, что субъектом международного права является само государство, а не органы и должностные лица, представляющие его. Поэтому не должны вводить в заблуждение выражения «межправительственная организация», «межправительственное» или «межведомственное соглашение». Субъектом во всех этих случаях является государство, которое несет полную ответственность за действия своих органов. Первичными субъектами современного международного права признаются также нации и народы, которые ведут борьбу за независимость. Это вытекает из права наций на самоопределение — одного из важнейших международно-правовых принципов. Борющиеся нации признаются как субъекты международного права в лице органов национального освобождения.
Концепция международно-правовой субъектности наций и народов, борющихся за независимость, появилась под влиянием национально-освободительного движения. В документах ООН национально-освободительные движения представлены как временная форма существования государств, находящихся в процессе формирования и становления. Признание права наций и народов бороться во имя самоопределения, отражено в принятой в 1970 г. на 15-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, а также в Декларации о принципах международного права, касающихся международных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. Согласно международному праву, борющиеся нации становятся участниками международно-правовых отношений после создания на определенных территориях определенных властных структур, способных выступать от имени населяющих эту территорию населения в межгосударственных отношениях (таковыми были Фронт национального освобождения Алжира, Народное движение за освобождение Анголы, Народная организация Юго-Западной Африки, Организация африканского единства, Организация освобождения Палестины). Они могут вступать в отношения с другими государствами и международными организациями, участвовать в работе международных конференций, пользоваться защитой норм международного права.
Производными субъектами международного права являются международные (межправительственные) организации. Они создаются государствами на основе международного соглашения (учредительного документа), который и свидетельствует об объеме их правосубъектности. Правосубъектность международных организаций выражается в их способности участвовать в международных отношениях от имени государств-членов, а также заключать международные договоры с государствами и другими международными организациями.
К субъектам международного права относятся также международные органы универсального характера, как, например, Международный суд ООН.
Практика современных международных отношений свидетельствует о том, что на приобретение статуса субъекта международного права все более активно претендуют международные неправительственные организации, а также физические лица (индивидуумы). Вопрос об их международной правосубъектности остается дискуссионным в отечественной науке международного права. В частности, самое большее число противоречий, различных подходов и оценок, существует о международно-правовом статусе международных неправительственных организаций. Преобладает точка зрения, что статус неправительственных организаций должен регулироваться исключительно внутренним правом. Это можно объяснить тем, что еще до конца не осознана роль этих организаций на наиболее важных участках международной жизни. Не учитывается то, что в настоящее время многие аспекты их международной деятельности регламентируются межправительственными актами. Отдельные неправительственные организации получают на основе международного права консультативный статус при ООН и его специализированных учреждениях, Совете Европы и других международных организациях. Это свидетельствует о том, что неправительственные организации, будучи субъектом внутригосударственного права, обладают определенными элементами международной правосубъектности. Получая консультативный статус, неправительственные организации получают определенные права и наделяются определенными обязанностями. В случае их невыполнения неправительственная организация может быть подвергнута соответствующей санкции, например, в виде лишения консультативного статуса.
Особенностью современного международного права является признание того факта, что физические лица как его субъект играют все более значительную роль. В таких отраслях международного права, как права человека, гуманитарное право, уголовное право, появляется значительное число норм, свидетельствующих о том, что физические лица обладают или могут обладать совершенно конкретными правами и обязанностями, регулируемыми международным правом. Правовые доктрины западных государств не только относят индивидуумов к субъектам международного права, но ставят их в центр всей международно-правовой системы.
Отечественная доктрина международного права, признавая реальные возможности индивидуума выступать на международной арене в защиту своих прав (в Комитете ООН по правам человека и других комитетах ООН, в Европейском суде, Суде Европейского союза), не выработала единую концепцию в отношении международной правосубъектности индивиддуумов. Вместе с тем точка зрения о признании физических лиц субъектами международного права (хотя и с ограниченной правосубъектностью) все более утверждается.


1 См.: Венская Конвенция о праве международных договоров. Комментарий. М., 1997. С. 73, а также ст.5 Федерального закона о международных договорах Российской Федерации 1995 г.

1 Собрание Законодательства Российской Федерации. 2000. № 6. Ст. 771.