3. Наследственные отношения в 1917-1918 гг. Декрет об отмене наследования

 
После Октябрьской революции 1917 г. прежнее законодательство о наследовании (т. Х ч. 1 Свода законов) не было сразу отменено, а продолжало действовать постольку, поскольку не противоречило "революционной совести и революционному правосознанию" (Декрет СНК о суде N 1 от 7 декабря 1917 г. *(11)). В связи с тем что первые декреты советской власти не затрагивали наследственных правоотношений, суды продолжали применять нормы т. Х ч. 1, касавшиеся состава наследников по закону, порядка составления завещаний и т.п. Разумеется, отпали те нормы старого права, которые относились к сословным привилегиям, ущемляли права женщин при наследовании *(12). Следует также иметь в виду, что, национализировав в 1917-1918 гг. крупную частную собственность, Советская власть не проводила "экспроприацию мелкой и средней буржуазии", допуская, таким образом, существование в этой сфере частноправовых рыночных отношений, что означало и сохранение частной собственности. А потому сохранялась и потребность в регулировании наследственных правоотношений.
С введением политики военного коммунизма, ставившей целью вытеснение из экономического оборота частнокапиталистических элементов путем национализации мелких и средних предприятий, замену частной торговли государственным распределением продуктов и натурализацию хозяйственных отношений, потребность в нормах, регулирующих переход по наследству частной собственности (каковыми, безусловно, являлись нормы т. Х ч. 1), отпала, и был издан Декрет ВЦИК от 27 апреля 1918 г. об отмене наследования *(13).
Декрет безоговорочно отменил старое наследственное право, придав этой отмене обратную силу в отношении всех наследств, не поступивших во владение наследников до его издания, и одновременно установил новые правила перехода имущества умершего, правда, не назвав их наследованием *(14). Декрет исключал завещательные распоряжения собственника относительно своего имущества и допускал наследование исключительно по закону. Наследниками являлись родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, полнородные и неполнородные братья и сестры, а также супруг умершего. При этом никакого различия между родством брачным и внебрачным не делалось, а усыновленные по отношению к усыновителям и усыновители по отношению к усыновленным приравнивались к родственникам по происхождению.
Условия призвания к наследованию различались в зависимости от характера принадлежавшей умершему собственности. Из имущества, относившегося к частнокапиталистической, "эксплуататорской" по терминологии того времени, собственности, наследники при условии нуждаемости и нетрудоспособности получали пожизненное содержание в размере прожиточного минимума. При недостаточности имущества умершего для обеспечения содержания его супруга и родственников в первую очередь подлежали удовлетворению наиболее нуждающиеся из них. Декрет устанавливал также очередность погашения расходов, связанных с управлением имуществом, и расчетов с кредиторами наследодателя. Из имущества умершего в первую очередь погашались расходы, связанные с управлением имуществом. Наследники получали содержание преимущественно перед кредиторами наследодателя, требования которых при недостаточности имущества удовлетворялись на конкурсной основе. Срок для заявления требований на наследство был установлен в один год, по истечении которого наследники утрачивали право на получение содержания из имущества умершего.
Имущество, относившееся к трудовой собственности умершего, в частности усадьба, домашняя обстановка и "средства производства трудового хозяйства" в городе или деревне, и не превышавшее по стоимости 10 000 руб., поступало в непосредственное "управление и распоряжение" наследников независимо от их нуждаемости и трудоспособности. В связи с обесценением денег предельная стоимость имущества в отношении "трудового хозяйства" была в 1919 г. отменена.
Декретом 1918 г. были заложены основополагающие принципы советского наследственного права, такие, как наделение правом на наследство лиц, близко связанных с наследодателем при его жизни не только семейными и родственными узами, но и иждивенством, признание за супругом права наследования на тех же основаниях, что и за детьми, уравнение в наследственной правоспособности лиц обоего пола.