Top.Mail.Ru
вписать адрес сайта
Контакты:
karayaz@mail.ru
Версия для
слабовидящих


Утверждение государственного суверенитета Японии и политика "обратного курса"

Послевоенная государственная политика декартелизации и демократизации Японии очень скоро сменилась политикой "обратного курса", ужесточением политического режима. После принятия Конституции 1947 г. перед японским государством встали две главные задачи. Первая, внешнеполитическая задача, - упорядочение отноше­ний с оккупационными американскими властями, конечной целью которого должно было стать утверждение государственного суверенитета, ликвидация всех его ограничений. И вторая задача - восстановление и развитие японской эконо­мики, опоры сильного и независимого, политически стабиль­ного государства, с четкой социальной ориентацией.
Обе эти задачи начали решаться одновременно еще в переходный период, со времени принятия Конституции до середины 50-х гг., когда постепенно снимались ограничения японского суверенитета вместе с тесным включением Япо­нии в систему "западного мира", создавался налаженный механизм государственного регулирования экономики.
Правовые основы для изменения курса демократиза­ции, жестких мер обеспечения политической стабильности были созданы двумя документами оккупационных властей: Декретом о действиях, вредных целям оккупации, и Поло­жением о надзоре за общественными организациями, дея­тельность которых угрожала политической стабильности.
На основе указания оккупационных властей в 1948 г. правительством принимается Закон о трудовых отношениях на государственных предприятиях, на основании которого рабочие этих предприятий, почты, телеграфа, железных до­рог и т. п. были ограничены в своих трудовых и профсоюз­ных правах. Резко ужесточались требования к их участию в забастовках, к ведению коллективных переговоров с прави­тельством и пр. С целью пресечения на этих предприятиях забастовок создавался новый орган - Национальное управ­ление по личному составу. В его компетенцию входило раз­решение всех споров по найму, увольнению, заработной пла­те, а также выработка рекомендаций правительству и пар­ламенту по социальным проблемам, затрагивающим сферу его деятельности. Вслед за этим в 1948 г. вводится новый Закон о контроле над рабочими организациями, предусмат­ривающий разрешительный порядок их создания и переда­чу значительной части профсоюзных полномочий комиссиям по урегулированию трудовых отношений. В 1949-1950 гг. проводится первая широкая послевоенная кампания "чистки красных", сопровождавшаяся арестами и увольнениями ком­мунистов из различных служб, радио, печати, запрещением ряда периодических изданий КПЯ и др.
В 1951 г. был подписан Сан-Францисский мирный до­говор между США и Японией, а также "договор безопасно­сти", который вступил в силу в 1952 г. вместе со специаль­ным Административным соглашением. На основании этих документов были формально отменены все ограничения национального суверенитета Японии, в том числе право окку­пационных властей санкционировать принятые японским парламентом законы и бюджет. Американо-японский дого­вор вместе с тем давал США право размещать свои назем­ные, воздушные и морские силы в Японии, а также преду­сматривал использование американских вооруженных сил для подавления "крупных внутренних бунтов и беспоряд­ков в Японии". При этом специально оговаривалось, что Япония будет все в большей мере принимать на себя "от­ветственность за собственную оборону". Так открывался путь к восстановлению военной силы страны.
На основе специального Административного соглашения американские войска, размещаемые в Японии, получали на­звание "гарнизонных войск", чье пребывание в "независи­мой стране" оправдывалось договорно-правовыми основания­ми. На личный состав вооруженных сил США распростра­нялся в силу этого экстерриториальный статус, они были изъяты из-под действия японских законов, получали льготы на пользование железнодорожным транспортом, телефонными и телеграфными средствами связи и пр. Только в 1953 г. япон­ские власти "отвоевали" право привлекать в ограниченном числе случаев американских солдат и офицеров, совершив­ших преступление, к уголовной ответственности.
"Обратный курс" в политике декартелизации укрепил на новой основе позиции крупного японского капитала, уси­лил процесс слияния ранее раздробленных компаний, что привело к возрождению мощных финансово-промышленных групп Мицуи, Мицубиси, Сумитомо и др. Они лишь измени­ли свою организационную и производственную структуры. Отменена была в 1951 г. чистка экономических органов, про­водившаяся ранее на основе требований демилитаризации. Была ликвидирована Комиссия по упорядочению дочерних держательских компаний, непосредственно ведавшая демо­нополизацией, роспуском головных компаний бывших "дзай-бацу". Государство вновь начинает принимать непосредст­венное участие в развитии военного производства. Укреп­ляется взаимодействие государства с "высшими органами" финансово-промышленного капитала, призванными устра­нять разногласия между отдельными предпринимательски­ми группами, вырабатывать основы политики в сфере экономики. Это Федерация экономических организаций, Федерация предпринимательских организаций Японии, Японская торгово-промышленная палата, Общество экономических единомышленников и пр. Важным звеном непосредственно­го сотрудничества и совместной работы представителей крупного капитала и государственного аппарата становится Консультативный совет при премьер-министре по вопро­сам экономики.
В 1960 году в обстановке широкого движения за отмену "договора безопасности", ликвидации американских воен­ных баз на японской территории, вывода из Японии амери­канских вооруженных сил был заключен новый договор "О взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности", фак­тически оформивший японо-американский военный союз. Этим договором предусматривались обязательства Японии усилить свой военный потенциал в целях "отражения об­щей безопасности", а также продлевался еще на 10 лет срок существования американских баз на японской территории. Впоследствии этот договор стал продлеваться автоматиче­ски. Новые положения договора о расширении экономиче­ского сотрудничества (в частности, о предоставлении Япо­нии американских лицензий для производства новейшего вооружения) сопровождались изъятием старых статей, по­зволяющих США принимать участие в подавлении "круп­ных беспорядков". "Охрана мира и независимости страны, обеспечение ее национальной безопасности" были возложе­ны на Управление национальной обороны Японии.
Не имея возможности опираться впредь на военную силу США в наведении внутреннего порядка, правительство в 1952 г., несмотря на массовое сопротивление демократиче­ских сил, принимает новый репрессивный Закон о предот­вращении подрывной деятельности, предусматривающий уголовную ответственность за "внутренние восстания", "гра­жданские беспорядки" и подстрекательство к ним. Закон устанавливал также административно-правовые санкции в отношении "подрывных организаций", даже тех, "которые осуществляли подрывную деятельность в прошлом, а сей­час вызывают опасения, что повторят ее". К этим организа­циям могла быть применена одна из двух "мер регулирова­ния": ограничение деятельности организации или ее рос­пуск. Предусматривалось законом и создание двух специ­альных органов: Управления по расследованию и Бюро об­щественной безопасности. Первому вменялось в обязанность расследовать подрывную деятельность (как соответствующей комиссии США по расследованию антиамериканской деятельности), второму - непосредственно применять “меры регулирования”.
“Обратный курс” был связан и с возрождением военной силы страны, которое началось с формирования так называемого резервного полицейского корпуса в составе 75000 человек, преобразованного в 1952 г. в "охранные войска", с восстановления ее военно-морских и военно-воздушных сил. В 1952 г. при Управлении национальной обороны создан Комитет по планированию развития вооруженных сил. Им был разработан трехлетний план развития вооруженных сил, предусматривающий создание основ сбалансированной системы сухопутных, военно-морских и военно-воздушных войск, оснащаемых американским оружием, поставляемым в порядке безвозмездной помощи. Дальнейшее развитие вооруженных сил Японии происходило на основе пятилетних планов, предусматривающих пополнение армейского вооружения за счет развития отечествен­ного производства.
Качественно новый этап "оборонной политики Японии" обозначился в начале 80-х гг. Об этом свидетельствовал не только рост военных расходов, но и участие Японии в осу­ществлении американских военных программ, в расшире­нии не только экспорта оружия, но и американской военной технологии.
В бюджете на 1987 г., например, военные расходы впер­вые за послевоенные годы превысили 1% от валового на­ционального продукта страны, что свидетельствовало об отказе правительства от традиционного верхнего лимита их роста, установленного в 1976 г. Кабинетом министров. Это означало, что новым "ограничением" военных бюджетов становилась лишь сумма, запрошенная Управлением нацио­нальной обороны на осуществление очередного пятилетнего плана наращивания вооружений. В настоящее время Япо­ния обладает военной силой, формируемой на контрактной основе, оснащенной всеми видами современного вооруже­ния, кроме атомного.
Вместе с формальной отменой ограничений националь­ного суверенитета началось и окончательное оформление политической системы Японии, которое завершилось в се­редине 50-х гг. Произошло объединение левой и правой социалистических партий Японии, восстановлено единство Коммунистической партии, сложилась на основе объедине­ния Либеральной и Демократической партий доминирую­щая политическая сила в лице Либерально-демократиче­ской партии, на долгие годы монополизировавшая государ­ственную власть. Формирующиеся в последние годы коали­ционные кабинеты существенно не затронули этой монопо­лии, которая держится на особой системе "сбора голосов", главным образом, в сельских районах.


В этой системе ключевую роль играют финансовые воз­можности ЛДП как правящей партии, зависимость префек­тур, особенно сельских, от государственного бюджета. Под лозунгом "Хозяйственного развития провинций" правитель­ство выделяет средства местным органам власти, поддер­живающим кандидатов ЛДП, а через организации с правом "особого юридического лица"* (банк Японии, Центральный сельскохозяйственный фонд и пр.) финансирует своих не­посредственных избирателей, представителей мелкого и среднего бизнеса, сельскохозяйственных предприятий, ры­баков, то есть тех, кому закрыты кредиты частных банков.

*"Особое юридическое лицо" - организация, общество, создан­ное на основе специально принятого закона, для выполнения опреде­ленных государственных или общественных задач.

Ведущие функционеры Либерально-демократической партии вместе с высшими чиновниками государственного ап­парата, а также представителями крупного бизнеса пред­ставляют собой те крепко связанные круги правящей элиты, в руках которой и сконцентрирована вся государственная власть в стране. Сам премьер-министр лишен возможности принять то или иное решение, не согласованное с мнением "правящей триады", но он выполняет функции своего рода политического арбитра, если в ней возникают разногласия.