Top.Mail.Ru
вписать адрес сайта
Контакты:
karayaz@mail.ru
Версия для
слабовидящих


Национализация промышленности

Наряду с аграр­ной реформой в восточноевропейских странах была прове­дена национализация промышленности и банков.
Возможность обобществления собственности во имя "общего блага", с предварительным и справедливым возме­щением, закреплена во всех западноевропейских конститу­циях. Цели и задачи национализации зависят, прежде всего от того, какая модель экономики господствует в той или иной стране - рыночная, как в капиталистических стра­нах, или государственная (огосударствленная), как в стра­нах тоталитарного социализма, какие применяются глав­ные регуляторы экономических процессов - рыночные, при определенном вмешательстве государства в сферу экономики, или тотально-государственные, с помощью админи­стративно-командных методов, жесткого планирования, распределения и пр.
Социалистическая доктрина изначально исходит из идеологических критериев деления собственности на частную ("эксплуататорскую") и общественную ("неэксплуата­торскую"), а также собственность на средства производства (в том числе частную) и на средства потребления и пр. При этом постулируется, что эксплуатация человека человеком может быть уничтожена, только если средства производст­ва будут в обобществленной или в частной трудовой собст­венности. В соответствии с этими идеологическими уста­новками в обществе тоталитарного социализма ликвидируется свобода и равноправие различных форм собственно­сти.
Национализация в восточноевропейских странах, уско­ренная послевоенной разрухой в промышленности, очень рано перешла на социалистические рельсы. Сразу же после освобождения почти во всех странах было конфисковано имущество, принадлежавшее германскому рейху и военным преступникам, а предприятия оккупантов и коллаборацио­нистов секвестированы, подчинены рабочему контролю, за­тем национализированы. Эти меры, носившие открыто вы­раженный карательный характер, способствовали тому, что в собственность народно-демократического государства за непродолжительное время перешли иностранный капитал, ключевые отрасли промышленности, финансовые учрежде­ния.
Несмотря на то, что, на первом этапе интересы местной городской буржуазии в большинстве стран непосредствен­но не затрагивались, уже в это время национализация при­обрела антикапиталистическую направленность. В Болга­рии и Югославии национализация началась еще в 1944 г. и с самого начала была значительной по объему.
Переходу в собственность государства промышленных предприятий в Болгарии способствовало и наличие госу­дарственной собственности до революции (в руках госу­дарства уже в это время было сосредоточено 87% добычи угля, 73% производства электроэнергии, 75%; кредитно-банковских учреждений, весь железнодорожный транспорт и пр.). Еще в условиях войны с Германией здесь был уста­новлен рабочий контроль над производством, ценами и рас­пределением продуктов, введена государственная регла­ментация условий производства, распределения сырья и топлива, единовременный налог на прибыли военного вре­мени и пр.
В 1945 году по приговору суда было конфисковано имущество всех военных преступников, в 1946 г. - дви­жимое и недвижимое имущество, приобретенное "путем спекуляции и иным незаконным способом". В том же году в собственность государства перешли средства и имуще­ство всех страховых обществ, в 1947 г. - табачной промышленности (с возмещением). В конце 1947 г. Великим народным собранием был принят Закон о национализа­ции частных промышленных и горнорудных предприятий, проведение в жизнь которого привело к тому, что в 1948 г. в руках частного капитала оставалось не более 5% пред­приятий.
В Югославии законы, принятые осенью 1944 г. и летом 1945 г., объявили собственностью государства имущество лиц, сотрудничавших с оккупантами или находившимися в эмиг­рации. После же принятия закона 1946 г. о национализации промышленности 90% промышленности, финансовые учре­ждения, транспорт, оптовая торговля, частично розничная перешли в руки государства. Еще раньше, в 1945 г., здесь был установлен государственный контроль над внешней торговлей.
Национализации промышленности в Польше требова­ла разруха, вызванная войной. Здесь было разрушено поч­ти 70% промышленных предприятий. Этому способствовало и то обстоятельство, что на долю иностранного капитала, в основном германского, в польской экономике приходилось 2/3 всех капиталовложений, а в отдельных ее отраслях, например в нефтяной, он господствовал безраздельно. Го­сударственный контроль над крупными и средними пред­приятиями, транспортом был установлен здесь еще до при­нятия соответствующих законодательных актов. Декретом от 2 марта 1945 г. устанавливался рабочий контроль над значительным числом "брошенных и оставленных" пред­приятий.
Эти революционные меры получили правовую основу в Законе о национализации промышленности 1946 г., который носил столь радикальный характер, что впоследствии в него были внесены лишь некоторые дополнения (в 1948 г. - об окончательном переходе всех банков в руки Министерства финансов, в 1951 г. - о национализации аптек и в 1955 г. - судов каботажного судоходства).
В отличие от трех вышеперечисленных стран национа­лизация в других странах проходила поэтапно. Так, в Чехословакии, прежде всего, была проведена национализация, предусмотренная Кошицкой программой. На основе президентских декретов, принятых в 1945 г., были национализи­рованы горные, энергетические, металлургические, хими­ческие предприятия, банки, акционерные и страховые общества. После 1948 г. началась всеобъемлющая национали­зация частного капитала, приведшая к тому, что в руки го­сударства перешло 95% всей промышленности Чехослова­кии, банки, страховые общества, внешняя торговля, внут­ренняя оптовая торговля и пр. Изменился и характер национализированных предприятий. Если раньше они наряду с частными были субъектами рыночных отношений, то по­сле 1948 г. - государственными предприятиями бюрокра­тического типа, принадлежащими различным ведомствам, деятельность которых подлежала строгому планированию и государственному контролю.
Более медленными темпами шла национализация в Румынии, где до провозглашения в 1947 г. республики был национализирован только Румынский банк, управление которым вверялось назначенному королем Совету. Кроме того, предусматривалось полное возмещение стоимости акций банка его акционерам. Был установлен государст­венный и рабочий контроль над рядом частных предпри­ятий. До 1948 г. удельный вес государственной собствен­ности здесь был незначителен, даже в отраслях тяжелой промышленности: в металлургической он составлял лишь 20%, в металлообрабатывающей - 30% и пр. Летом 1948 г. был принят Закон "О национализации промышленных, банковских, страховых, горнорудных и транспортных предприятий", дополненный в 1948 г. Законом "О нацио­нализации железных дорог". Проведение этих законов в жизнь привело к тому, что в 1952 г. 97% предприятий стало государственной собственностью.
Особыми путями проходило обобществление промыш­ленности в Восточной Германии. Во исполнение Потсдамских соглашений от 2 августа 1945 г. в течение 1945-1946 гг. Со­юзный контрольный совет в Германии принял ряд юриди­ческих актов, в том числе Закон от 20 ноября 1945 г. о кон­фискации имущества, принадлежащего акционерному об­ществу "И.Г. Фарбениндустри", и Закон от 20 декабря 1945 г. о наказании лиц, виновных в военных преступлениях, пре­ступлениях против мира и против человечности, предусмат­ривающий в числе прочего конфискацию имущества упо­мянутых лиц.
В полном соответствии с этими актами в Восточной Германии был наложен секвестр на имущество, принадле­жащее гитлеровскому рейху, военным преступникам, гер­манским военным учреждениям, а также конфисковано имущества фашистской партии. Секвестированная собствен­ность была передана СВАГ в 1946 г. сначала в управление, а затем в собственность немецких земель. Всего в 1946 г. было передано 9281 предприятие, что и составило основу государственного сектора в промышленности Восточной Германии.
Впоследствии вплоть до 1953 г. в собственность госу­дарства ГДР было передано большое число предприятий, которые являлись по распоряжению оккупационных вла­стей, советской собственностью, в том числе ряд промыш­ленных предприятий, перешедших к СССР в счет уплаты репараций.
Вместе с тем следует отметить, что в ГДР последую­щее обобществление частной собственности в промышлен­ности и торговле не проводилось так радикально, как в дру­гих восточноевропейских странах. Вплоть до объединения с ФРГ 40% предприятий общественного питания, четвертая часть торговли оставались в частных руках.
С конца 40-х - начала 50-х гг. главные цели экономи­ческой политики в восточноевропейских странах стали прямо связываться с созданием "материально-технической базы социализма", с индустриализацией промышленности на ос­нове общегосударственного планирования, которое началось с введения первых кратковременных планов восстановления промышленности: в Румынии годичного, в Чехословакии двух­годичного, в Польше трехгодичного (на 1947-1949 гг.), сме­нившихся впоследствии пятилетними планами. Один из пер­вых пятилетних планов "создания материально-технической базы социализма" был принят в Югославии, главными за­дачами плана была индустриализация и электрификация страны, превращение ее из аграрной в "развитое индустри­ально-аграрное социалистическое государство".
План не был выполнен в отведенные сроки из-за край­ней отсталости экономики, нехватки кадров и был продлен до 1952 г. С 1953.г., в связи со значительным изменением принципов управления народным хозяйством, предоставле­нием широкой хозяйственной самостоятельности промыш­ленным предприятиям, система планирования Югославии претерпела существенные изменения. Задачи центральных государственных органов стали ограничиваться установле­нием главных направлений экономического развития, планированием общегосударственных пропорций производства и распределения. С 1953 по 1957 г. здесь предусматривались лишь годичные планы.
Проведение политики индустриализации, жесткого цен­трализованного планирования на первых порах принесло несомненные плоды, особенно в деле послевоенного восста­новления народного хозяйства, в создании некоторых но­вых отраслей промышленности, связанных в значительной части с оборонными предприятиями. Произошел заметный рост общего объема производства, прежде всего в тяжелой промышленности, выплавки чугуна, стали, добычи угля, про­изводства электроэнергии.
В течение первых двух десятилетий (1945-1965) из пре­имущественно сельскохозяйственных (кроме ГДР и ЧССР) большинство восточноевропейских стран превратились в индустриально-аграрные, в которых был накоплен значи­тельный производственный и научно-технический потенциал. Это, однако, не сопровождалось соответствующим подъе­мом жизненного уровня населения. Росту производства не соответствовало и повышение качества продукции, что ста­ло особенно заметным с середины 60-х гг., когда экстенсив­ная экономика исчерпала свои возможности. С этого време­ни стало все более заметным падение темпов роста, сниже­ние эффективности общественного производства, привед­шее впоследствии к застою, который на фоне быстрого раз­вития мира капитализма стал перерастать в значительное отставание, особенно заметное в новых отраслях и прогрес­сивной технологии. Административно-командная система управления экономикой зашла в тупик, приводила ко все более углубляющемуся экономическому и политическому кризису, попытки преодоления которого с помощью неэф­фективных, непоследовательных экономических и полити­ческих реформ оказались безрезультатными.
Так, например, экономическая реформа в Венгрии, на­целенная на расширение самостоятельности промышленных предприятий, хозрасчет, была начата еще в 1968 г., но сис­тема нормативного управления промышленными предпри­ятиями, основанная на жестком распределении и использо­вании прибыли, сдерживала развитие таких стимулов про­мышленного прогресса, как рыночные отношения, конку­ренция и др. Не привел к желаемому эффекту и "само­управляющийся рыночный социализм" в Югославии из-за искусственного дробления промышленности, введения край­не обременительных налогов, на погашение которых шли почти все доходы предприятий. Начавшийся процесс экономических и политических реформ в Чехословакии в 1968 г. был остановлен прямым вооруженным вмешательством из­вне. Провал всех этих реформ приводил ко все большему убеждению народов этих стран в невозможности выхода из тупика без полного устранения тоталитарных экономиче­ских и политических порядков.