Top.Mail.Ru
вписать адрес сайта
Контакты:
karayaz@mail.ru
Версия для
слабовидящих


Государственный строй фашистской Италии

Установ­ление фашистской диктатуры привело к существенным из­менениям в государственном строе, уничтожению демокра­тических принципов организации и деятельности государ­ственного механизма. Это проявилось в сосредоточении всей полноты государственной власти в руках фашистской вер­хушки на основе принципа вождизма с концентрацией вла­стных полномочий в руках вождя партии и фактического главы государства, в превращении руководящих органов фашистской партии в ведущее звено государственного ап­парата, в строгой централизации государственного управ­ления и лишении представительных органов их реальных полномочий (а затем и в замене их корпоративной систе­мой), в установлении террористического режима.
Формально итальянская Конституция не была отмене­на, но фактически она не действовала. Закон "Об обязанно­стях и прерогативах главы правительства" 1925 г. передал всю полноту исполнительной власти в руки главы прави­тельства, который назначался и отзывался королем и был ответствен только перед ним. Поскольку король к этому времени превратился в марионетку фашистских главарей, Муссолини стал фактически неограниченным главой испол­нительной власти.
Министры назначались королем по предложению гла­вы правительства и были ответственны не перед парламен­том, а перед королем и, что более существенно, перед гла­вой правительства. С существовавшей до этого ответствен­ностью правительства перед парламентом было покончено. Более того, закон предоставил главе правительства возможность направлять работу парламента, установив, что без согласия правительства ни один вопрос не может быть вклю­чен в повестку дня парламента. Закон предоставил также главе правительства право ставить отвергнутый законопро­ект на повторное голосование.
Сконцентрировав всю полноту исполнительной власти в руках главы правительства, фашистский режим наделил его и широкими полномочиями в законодательной области. Законом "О праве исполнительной власти издавать юри­дические нормы" 1926 г. было установлено, что глава правительства может издавать постановления, регулирующие исполнение законов, касающиеся организации и деятель­ности государственного аппарата. Более того, глава прави­тельства получил право по "уполномочию закона" и "в ис­ключительных случаях" издавать постановления, имеющие силу закона. Закон при этом не определял, что понимать под "исключительными случаями", предоставив это на ус­мотрение главы правительства. Оговорка же о последую­щем одобрении таких постановлений парламентом ничего не значила из-за невозможности оказать давление на гла­ву правительства. Тем самым практика "делегированного" законодательства беспредельно расширялась, а само оно в силу того, что правительство перестало быть ответствен­ным перед парламентом, оказалось изъятым из-под пар­ламентского контроля.          
Следующим шагом стала ликвидация демократических принципов формирования высших представительных орга­нов. На это была направлена "Реформа политического пред­ставительства" 1928 г. Реформа устанавливала, что Италия по-прежнему остается единым избирательным округом. Но избранию теперь подлежит 400 депутатов. Исключительное право выдвижения кандидатов было предоставлено высшим органам фашистских синдикатов - фашистских профсою­зов (800 кандидатов) и культурных, пропагандистских и прочих профашистских организаций (200 кандидатов). Из этой тысячи кандидатов, а также из иных лиц один из выс­ших органов фашистской партии - Большой фашистский совет по своему усмотрению составлял список из 400 имен, который после опубликования ставился на голосование. Если не менее половины голосов, участвовавших в голосовании, было подано за список - все 400 кандидатов считались из­бранными.
Если список Большого фашистского совета собирал менее половины поданных голосов, то назначались новые выборы. На них выдвигались конкурирующие списки, пред­ложенные легальными (т. е. фашистскими или профашист­скими) организациями, насчитывающими не менее 5000 членов, имеющих право голоса. Список, собравший относитель­ное большинство голосов, получал 3/4 депутатских мест и оставшиеся мандаты распределялись между другими спи­сками пропорционально числу полученных ими голосов. За основу, таким образом, был взят принцип "премии за боль­шинство" избирательного закона 1923 г.
Избирательным правом пользовались итальянские гра­ждане, достигшие 21 года, в том случае, если они или упла­чивали взнос в синдикаты, или уплачивали не менее 100 лир прямого налога, или обладали именными акциями или облигациями, или получали жалованье или пенсию от госу­дарства, или являлись лицами духовного сана. Практически это означало, что число избирателей ограничивалось и ими могли стать только имущие и надежные, с точки зрения фашизма, категории населения. Да и роль их сводилась толь­ко к формальному одобрению назначенных Большим фа­шистским советом депутатов.
Параллельно шла ликвидация представительных ор­ганов местного самоуправления, имевших и до прихода фа­шистов к власти крайне незначительные полномочия. За­коны 1926, 1928 и 1932 гг. заменили выборные органы на местах назначаемыми - из кандидатов, выдвинутых син­дикатами и организациями фашистской партии. Низшим звеном стали подесты (старшины), назначаемые от имени короля министром внутренних дел (Муссолини), и муни­ципальные советы, назначаемые префектами областей. Пре­фекты также назначались министром внутренних дел и при них тоже образовывались советы. И те и другие сове­ты являлись только совещательными органами при подестах и префектах.
В дальнейшем и эта сложившаяся к 30-м гг. антидемо­кратическая система оказалась стеснительной для фаши­стов. После подготовки мероприятий по созданию "корпо­ративного государства" парламент в 1938 г. был упразднен и заменен "палатой фаший и корпораций".
Идея создания "корпоративного государства", стояще­го над классами, примиряющего интересы "труда и капитала" занимала видное место в демагогической фашистской пропаганде. Первым шагом по пути создания "корпоративного государства" был закон "О правовой организации коллективных трудовых отношений" 1926 г. Существовавшие профсоюзы рабочих распускались. В основных отраслях производства были созданы рабочие и предпринимательские синдикаты. Уставы синдикатов утверждались королев­ским декретом, а их должностные лица назначались прави­тельственными органами и работали под контролем послед­них. Считалось, что синдикаты представляли интересы всех рабочих и предпринимателей данной отрасли производст­ва, если в них числилось не менее 1/10 части всех занятых в ней. Для координации взаимоотношений между рабочими и предпринимательскими синдикатами одной и той же от­расли производства они объединялись в корпорации. Из представителей синдикатов, а также представителей ряда министерств и фашистской партии создавались Советы корпораций, члены которых утверждались Муссолини, являв­шимся министром созданного тогда же министерства кор­пораций.
Закон установил принудительное разрешение трудо­вых конфликтов в специально созданных трудовых судах, решения которых были под угрозой уголовной ответствен­ности обязательны как для членов синдикатов, так и для лиц, не состоящих в них.
Основные принципы "корпоративной системы" были изложены в Хартии труда 1927 г. Хартия провозглашала, что корпорации признаются государственными органами и получают право издавать обязательные для синдикатов по­становления в области регулирования трудовых отношений и производства. Всего было создано 22 корпорации. В 1930 г. создается Национальный совет корпораций - совещатель­ный орган при правительстве по вопросам производства и труда.
В 1939 году вместо упраздненного парламента была соз­дана "палата фаший (фашистских организаций) и корпора­ции", состоящая из членов правительства, высших органов фашистской партии, советов корпораций и отдельных спе­циалистов. Все 650 членов палаты назначались Муссолини. Функции палаты были сформулированы крайне неопреде­ленно: "...сотрудничать с правительством в издании законов". С парламентарной системой было покончено.
Важную роль в механизме "корпоративного государст­ва" играла фашистская партия. Она превратилась в строго централизованный, бюрократический государственный ор­ган. Устав партии утверждался королевским указом. Пар­тию (как и правительство) возглавлял "дуче" - невыборный и несменяемый вождь - Муссолини.
Партийные органы делились на единоличные и колле­гиальные. Последние выполняли главным образом совеща­тельные функции. К единоличным относились "дуче", гене­ральный и административный секретари, федеральные сек­ретари, секретари низовых организаций партии - фашист­ских союзов (фаший). При каждом единоличном органе имел­ся совещательный коллегиальный орган: при "дуче" - Боль­шой фашистский совет, объявленный законом "О полномо­чиях Большого фашистского совета" 1928 г. "верховным ор­ганом" партии и государства, при генеральном и админист­ративном секретарях - Национальная директория и Нацио­нальный совет, при федеральных секретарях - провинци­альные директории, при секретарях фашистских союзов - директории.
Все органы партии не избирались, а назначались свер­ху. По представлению Муссолини король назначал членов Большого фашистского совета и генерального и админист­ративного секретарей. Члены Национальной директории - постоянно работающего центрального органа партии - на­значались Большим фашистским советом по представле­нию генерального секретаря. Он же назначал федеральных секретарей и утверждал предложенных ими членов про­винциальных директорий. Федеральные секретари являлись членами Национального совета - совещательного органа при Национальной директории. Они назначали секретарей фаший и утверждали предложенных последними членов директорий фаший.
Партийный аппарат, таким образом, стоял вне контро­ля со стороны рядовых членов партии. Они практически не могли участвовать в решении вопросов партийной полити­ки. Даже по уставу партии предусматривалось только два обязательных собрания фаший в год. Пользуясь преимуще­ствами в занятии государственных должностей и даже в размере заработной платы, члены партии были обязаны стро­го подчиняться всем указаниям своих руководителей. При вступлении в партию давалась предусмотренная уставом партии клятва: "Клянусь выполнять без рассуждений рас­поряжения вождя и служить делу фашистской революции всеми моими силами и, если нужно, кровью".
Большую роль в идеологической поддержке фашист­ского режима сыграла католическая церковь, сотрудниче­ство с которой было закреплено в 1929 г. Латеранским пак­том, заключенным между правительством и римским па­пой. Правительство признало суверенитет папы над терри­торией Ватикана, а католическую религию - официальной религией страны и обязалось выплачивать Ватикану зна­чительные денежные средства. Папа, со своей стороны, со­гласился с тем, что Рим является столицей Итальянского королевства, признал фашистский режим и использовал влияние католической церкви для внутриполитической под­держки фашизма и укрепления его внешнеполитических позиций. И в том, и в другом фашистская диктатура остро нуждалась. Несмотря на террор, в стране развивалось антифашистское движение. Необходима была поддержка и вступлению фашистской клики на путь агрессивной внеш­ней политики. "Легальный", конституционный путь прихо­да к власти, сопровождаемый репрессиями против оппози­ции, разрушением демократических институтов власти и заменой их тоталитарными, созданием мощного аппарата подавления инакомыслящих, был воспроизведен в значи­тельно большей степени несколько позднее в фашистской Германии. Лишь в структурной корпоративизации социаль­ных и политических отношений Италия пошла дальше Германии.
Система карательных органов фашистской Италии фор­мировалась главным образом путем дополнения ранее су­ществовавших органов новыми, предназначенными для по­давления оппозиции режиму.
Важное место в системе этих органов занимала поли­ция. Наряду с общей полицией, строго централизованной и подчиненной министру внутренних дел (Муссолини) и на­значаемым им префектам областей, корпусом карабинеров и полицией безопасности с приходом фашистов к власти были созданы специальные полицейские органы борьбы с антифашистским движением. Для подавления открытых выступлений против режима была организована военизи­рованная, состоящая из легионов и превышавшая численностью армию (около полумиллиона легионеров в середине 30-х гг.) "Добровольческая милиция общественной безопас­ности". Ее начальником был Муссолини, командный состав состоял на постоянной службе. Для борьбы с политически­ми противниками была создана также политическая поли­ция - "Организация охраны от антифашистских преступ­лений" (ОВРА). Для расследования "антифашистских пре­ступлений" в 1926 г. была создана "Особая служба поли­тических расследований". Расследованные дела она пере­давала в "Трибунал защиты государства" (см. ниже).
Система уголовных судов Италии до установления фа­шистской диктатуры состояла из мировых судей - прето­ров, являвшихся одновременно и следователями, и обви­нителями, которые подчинялись королевскому прокурору, об­ластных трибуналов, рассматривавших дела с участием при­сяжных заседателей, апелляционного суда, кассационного суда и верховного суда. С приходом фашистов к власти на местах были созданы еще "полицейские трибуналы", судившие за проявления антифашистских настроений. В 1931 г. суд при­сяжных был заменен судом шеффенов (судья и пять шеффенов). Шеффены подбирались из надежных чиновников, утверждались министром юстиции и назначались королев­ским указом. На предварительном следствии действовала презумпция виновности. В суде обвиняемый не имел почти никаких гарантий своих прав и даже гласность судебного заседания зависела от председателя суда.
Особо важную роль в укреплении фашистского режима сыграл созданный по закону "О защите государства" 1927 г. и просуществовавший около 10 лет упомянутый выше "Три­бунал защиты государства". Он состоял из высших офице­ров армии и политической полиции и рассматривал политические дела, расследованные "Особой службой полити­ческих расследований", в изъятие из общего процессуаль­ного законодательства. Его приговоры, в том числе и к смерт­ной казни, обжалованию не подлежали.
Вместе с ликвидацией остатков буржуазно-демократи­ческого режима, существовавших в первые годы после прихо­да фашизма к власти, начинается постепенный переход к "пра­вовому" оформлению террористических методов подавления.
В 1928 году был издан Кодекс полиции безопасности, вобравший в себя все фашистские законы, запрещавшие оппозиционные фашизму политические партии, уничтожав­шие свободу слова, печати, союзов и т. д. Кодекс предоста­вил административным органам широкие полномочия на борьбу с "неблагонадежными" (т. е. антифашистскими) эле­ментами, сводящие на нет политические права итальянских граждан. Закон "О защите государства" 1927 г. ввел смерт­ную казнь, отмененную еще в 1889 г., и "Трибуналы защиты государства". Хотя закон был временным, исключительным, основные его положения были включены в УК 1930 г., а трибуналы действовали до 1936 г.
Характерной чертой УК 1930 г. является значительное ужесточение санкций, особенно по преступлениям полити­ческого характера. Смертная казнь была предусмотрена ко­дексом в 26 статьях. Из них: 21 статья относилась к престу­плениям против государства, 4 - против общественной безопасности и 1 - против личности (квалифицированное убий­ство). Значительно расширено было применение пожизнен­ной каторги по целому ряду преступлений, главным обра­зом политическим.
Отражая подготовку фашизма к внешнеполитическим авантюрам, захватническим войнам, кодекс предусмотрел ответственность за экономическое и политическое поражен­чество.
До середины 30-х гг. - перехода к реализации агрес­сивных внешнеполитических планов - вооруженные силы Италии были сравнительно немногочисленными: 350000 во­еннослужащих в армии и 50 000 жандармов. Руководство вооруженными силами было в руках военного министра (Муссолини), офицерский состав интенсивно фашизировался, на высшие командные посты назначались видные деятели фашистского движения или военные, прочно связавшие себя с ним. Пропагандистский аппарат энергично насаждал ми­литаристский дух в итальянском обществе, идеологически обосновывал необходимость агрессивной внешней полити­ки, проповедовал шовинистические идеи и лозунг создания "Великой Италии".
В 1934 году перед захватнической войной в Абиссинии издается закон "О военизации итальянской нации", устано­вивший, что "военное обучение должно начинаться, как толь­ко ребенок в состоянии учиться, и продолжаться до тех пор, пока гражданин в состоянии владеть оружием". Итальянцы считались состоящими на военной службе с 18 до 55 лет. Суббота была объявлена днем военных занятий населения (воскресенье было уступлено католической церкви).
На путь активной агрессивной внешней политики фаши­стская Италия вступает в 1935 г., развязав войну против Абис­синии. В 1936 г. начинается совместно с Германией вмеша­тельство в гражданскую войну в Испании. В 1936 г. Италия напала на Албанию и в том же году заключила военный союз с Германией. В 1940 г. Италия вступает на стороне Германии во вторую мировую войну, а в 1941 г. присоединяется к агрес­сивной войне против СССР, закончившейся поражением фашистской Германии и ее сторонников.