Top.Mail.Ru
вписать адрес сайта
Контакты:
karayaz@mail.ru
Версия для
слабовидящих


§ 3. Пятая республика во Франции

В мае 1958 г. в обстановке военного мятежа в Алжире парламент призвал к власти генерала де Голля и наделил его правительство чрезвычайными полномочиями. Прави­тельство спешно подготовило проект новой конституции, который в сентябре 1958 г. был одобрен на референдуме 79,2% голосов его участников и с октября 1958 г. вступил в силу.
Конституция 1958 г. Авторы Конституции 1958 г., ко­торую считали "скроенной точно по мерке для де Голля", исходили из необходимости коренного пересмотра принципов, лежавших в основе государственного строя Третьей и Четвертой республик. Прежде всего предполагалось стаби­лизировать политическую систему путем "большей сбалан­сированности" всех видов власти и усиления независимо­сти исполнительной власти от политических маневров раз­личных партий. Исполнительная и законодательная власти должны были быть четко разделены, имея своим источни­ком только "мандат народа" (т. е. выборы). Однако еще бо­лее эффективным средством укрепления системы властво­вания должен был стать институт главы государства. Воз­вышаясь над всеми властями и не навязывая себя в качест­ве повседневного главы правительства и лидера парламент­ского большинства, президент должен был выражать выс­шую волю государства по проблемам первостепенного зна­чения. Таким образом, одной из важнейших задач этого ор­гана было гарантировать стабильность исполнительной вла­сти в неблагоприятных политических и экономических ус­ловиях.
Эти идеи были четко проведены в тексте нового основ­ного закона. Свидетельством этому является сама структу­ра конституции, построенной по схеме президент - прави­тельство - парламент. Центральным звеном всей полити­ческой системы стал президент. Ему была отведена роль "высшего арбитра", призванного обеспечивать нормальное функционирование государственных органов, а также пре­емственность государства (ст. 5). Поэтому президент не нес политической ответственности ни перед каким органом (за исключением случая государственной измены) и никем не контролировался. В то же время для выполнения своей роли он был наделен как широкими постоянными прерогатива­ми, так и полномочиями, имеющими исключительный ха­рактер.
Прежде всего, президент назначал главу правительст­ва, а по его предложению - остальных членов кабинета, а также принимал их отставку. Он председательствовал на заседаниях правительства, в Совете и Комитете националь­ной обороны, в Высшем совете магистратуры. Ему предос­тавлялись полномочия главы вооруженных сил, право на­значения на высшие гражданские и военные должности.
Президент был наделен значительными полномочиями не только в. исполнительной, но и в законодательной сфере: он имел право подписывать и обнародовать законы, требовать от парламента нового обсуждения закона или отдель­ных его статей; право оспорить принятый парламентом законопроект и передать его в Конституционный совет (суд) для заключения о его соответствии конституции; право пе­редавать некоторые виды законопроектов на референдум, минуя парламент; право обращаться к парламенту с посла­ниями, которые не подлежат обсуждению; право принимать ордонансы, имеющие силу закона. Президент получил так­же право роспуска нижней палаты парламента (ст. 12), что не характерно для чисто президентских республик. Он пред­ставлял Францию в международных отношениях, наделял­ся значительными прерогативами в области внешней поли­тики.
Помимо указанных полномочий, президент по ст. 16 получил право принимать чрезвычайные меры по своему усмотрению в условиях, когда "установление Республики, независимость Нации, целостность ее территории или вы­полнение ее международных обязательств оказываются под серьезной или непосредственной угрозой, а нормальное функционирование органов государственной власти, созданных в соответствии с Конституцией, нарушено".
Одновременно предусматривался ряд гарантий против установления единоличной диктатуры президента (автома­тический созыв парламента, запрос мнения Конституцион­ного совета и т. п.). Однако деятельность президента в пери­од чрезвычайного положения никем не контролировалась. В соответствии со ст. 19 свои наиболее важные полномочия:  назначение правительства, роспуск палаты, введение в дей­ствие исключительных полномочий, передача законопроек­тов на референдум и ряд других - президент осуществлял единолично, без контрасигнирования со стороны премьера и соответствующих министров. Остальные акты президента требовали министерской скрепы, и, таким образом, премьер-министр нес за них политическую ответственность перед парламентом.
Конституция 1958 г. отказалась от прежней политиче­ской практики избрания президента парламентом. Отныне он должен был избираться коллегией выборщиков, в которой члены парламента составляли ничтожную часть. Позднее косвенные выборы президента были заменены прямыми.
Второе место в государственном механизме Пятой рес­публики было отведено правительству. В самом общем виде его компетенция закреплялась в ст. 20 Конституции: прави­тельство должно определять и осуществлять "политику нации", распоряжаться администрацией и вооруженными силами. Премьер-министр, полномочия которого определе­ны более подробно, должен руководить деятельностью пра­вительства, нести ответственность за оборону страны, обес­печивать исполнение законов, издавать нормативные акты в порядке регламентарной власти, назначать на военные и гражданские должности.
Таким образом, высшая исполнительная власть, по кон­ституции, была недостаточно четко распределена между президентом и премьер-министром, но предполагалось, что премьер, обладая определенной автономией, осуществляет повседневное руководство внутренней политикой. Конкретные формы взаимодействия президента и премьера зависе­ли от согласованности их действий при стратегическом вер­ховенстве президента и, главным образом, от расстановки партийно-политических сил.
На последнее место среди высших государственных органов Конституция 1958 г. поместила парламент. Он со­стоял из двух палат - Национального собрания и Сената, которые были практически равноправными. Национальное собрание избиралось прямым голосованием. Сенат, избирае­мый путем косвенного голосования коллегиями выборщи­ков, должен был обеспечивать представительство террито­риальных единиц республики и французов, проживавших за пределами Франции. Особые "сдерживающие" полномо­чия Сената, обладающего правом вето в отношении проек­тов конституционных изменений, могли стать тормозом при прохождении важных законопроектов.
Специальный раздел Конституции был посвящен взаи­моотношениям между парламентом и правительством, в ко­тором отчетливо закреплялась доминирующая роль прави­тельства. Тщательно оформленное функциональное разде­ление "властей", подробная регламентация деятельности, структуры и процедуры заседаний парламента имели це­лью создание системы "рационализированного" парламен­таризма вместо парламентарных моделей Третьей и Чет­вертой республик.
Акты парламента могли регулировать строго опреде­ленный и сравнительно небольшой круг вопросов (структу­ра и принципы организации государственного аппарата, права и свободы, гражданство, налоги, основные принципы гражданского, уголовного, трудового права и др.). По этим вопросам правительство также могло издавать норматив­ные акты, имеющие силу закона (ордонансы), но только с разрешения парламента. Возможность подобного рода де­легирования парламентом своих полномочий была прямо предусмотрена в Конституции, а последующая практика за­крепила такое положение. Все остальные вопросы долж­ны были решаться в административном порядке, регламентарной властью кабинета, т. е. путем декретов.
Правительство обладало также значительными полно­мочиями по контролю над законодательным процессом. Пре­жде всего оно, по сути, определяло повестку дня работы парламента. Правительственные законопроекты должны были рассматриваться в первую очередь. Правительство могло также использовать целый ряд средств по отклоне­нию внесенных парламентариями поправок в законопроект и проведению голосования без обсуждения (ст. 40, 41, 44, 45 и др.). Для принятия финансового законопроекта, напри­мер, парламенту устанавливался определенный срок. Если в этот срок бюджетный закон не принимался, он мог быть введен в действие правительственным декретом.
Конституция 1958 г. устанавливала ответственность правительства перед парламентом. Однако принятие "резо­люции порицания", которая обязывала бы правительство уйти в отставку, было обставлено многочисленными усло­виями (ст. 49). Правительству могло быть отказано в дове­рии только абсолютным большинством голосов, а если ини­циаторы резолюции не собирали такого большинства, они утрачивали право вносить новую в течение той же парла­ментской сессии.
Таким образом, хотя система органов, по Конституции 1958 г., обладала атрибутами парламентарной республики (ответственность правительства перед парламентом, мини­стерская скрепа актов президента и т. п.), наиболее сущест­венные полномочия в определении и проведении государст­венной политики были переданы президенту. Обширные прерогативы президента Франции, предусмотренные конституцией, не имели аналога даже в президентских респуб­ликах. Режим Пятой республики стал в теории именовать­ся смешанным "президентско-парламентским" или "косвен­ным президентским" режимом, став образцом своеобразной гибридной, а на деле новой, самостоятельной формы прав­ления, получившей в политической науке наименование "полупрезидентская республика".
Судебная власть, по Конституции 1958 г., провозглаша­лась "хранительницей личной свободы". Особое положение среди судов занял Конституционный совет, который сосре­доточил в своих руках контроль за конституционностью нормативных актов и, несмотря на отсутствие прямого ука­зания об этом, право толковать основной закон. Классиче­ским примером системы специализированных судов является и существование во Франции органов административ­ной юстиции во главе с Государственным советом.
В юрисдикцию административных судов входит реше­ние вопросов о соответствии закону актов и действий ис­полнительных органов и должностных лиц, на практике - от решений муниципалитетов до актов президента. В ос­тальном же традиционные формы судоустройства по преж­нему сохраняются и действуют с незначительной модерни­зацией в 1970-х гг. (Кодекс судоустройства 1978 г.).
Конституция 1958 г. очень скупо регламентировала сис­тему местного управления. Вместе с тем французская (кон­тинентальная) модель местного управления стала образцом для подражания в большинстве стран мира. В ней опреде­ленным образом сочетаются прямое государственное управ­ление на местах и местное самоуправление, причем агенты государственной администрации осуществляют надзор за деятельностью местных представительных органов. Одно­временно нижестоящие звенья системы подчиняются вы­шестоящим. В этой сфере Конституция 1958 г. следовала распространенной теории, согласно которой существуют "ес­тественные" административно-территориальные единицы (село, город и др.), которые могут и должны формировать свои органы самоуправления, и "искусственные" образова­ния, т. е. созданные актами центральной власти (регион и т. п.), в которых управление осуществляется только пред­ставителями центральной власти. По конституции, местны­ми коллективами республики являются коммуны, департа­менты, заморские территории, которые свободно управля­ются выборными советами (ст. 72). Низовой единицей стала коммуна (село или город), жители которой избирают свой орган самоуправления - муниципальный совет. В департа­ментах избираются генеральные советы. "Искусственным образованием", не имеющим представительных органов, стал регион. Функции местной администрации в департаментах и регионах были возложены на префектов и супрефектов, которые являются представителями центра на местах.