Top.Mail.Ru
вписать адрес сайта
Контакты:
karayaz@mail.ru
Версия для
слабовидящих


Конституционная нестабильность

Сменяющие друг друга у власти каудильо и поддерживающие их политиче­ские группировки стремились внедрить своих ставленни­ков в государственный аппарат и усилить идеологическое воздействие на население. В связи с этим, а также в силу своего собственного честолюбия новый президент-каудильо, как правило, отменял ранее действовавшую конституцию и в спешном порядке организовывал "принятие" новой.
Зависимость конституционного развития от политиче­ских амбиций очередного диктатора и поддерживающей его военщины приводила к тому, что государственно-правовая история многих латиноамериканских стран представляла собой настоящую чехарду. Так, в Эквадоре в XIX в. смени­лось 12 конституций, в Боливии - 9, в Колумбии - 11, в Доминиканской Республике - 15, в Венесуэле - 11 и т. д.
Внешне большинство латиноамериканских конституций в XIX в. сохраняли ставшие по-своему "священными" де­мократические формы, но в условиях авторитарного режи­ма они были не более чем декорацией, непременным усло­вием "политической игры". Эти конституции неизменно про­возглашали принцип разделения властей, выборность госу­дарственных органов, демократические права граждан. Ре­альная же действительность в латиноамериканских госу­дарствах в XIX в. была далека от конституционной закон­ности и демократии.
Для отстранения народных масс от участия в полити­ческой жизни устанавливались прямые избирательные ог­раничения (имущественные, образовательные и т. д. цен­зы), которые лишали большую часть населения возможно­сти участия в выборах, а следовательно, и какого-либо влия­ния на деятельность государственных органов. Избиратель­ные кампании превратились в сплошную цепь прямого на­силия со стороны государственной власти, подтасовок ито­гов выборов. Практически на выборах всегда "побеждали" правительственные кандидаты, поэтому и парламенты в латиноамериканских республиках, как правило, были по­слушным орудием в руках президентов-диктаторов.
В качестве одного из средств укрепления "конституци­онного" строя и обеспечения политической стабильности во многих государствах субконтинента использовался особый правовой институт - "осадное положение" (estado de sitio), который впервые был предусмотрен в Конституции Чили 1833 г. Эта Конституция, разработанная консерваторами, ус­тановившая в Чили унитарную и жестко централизован­ную республику с сильным президентом во главе, примеча­тельна в том отношении, что в отличие от других латино­американских конституций представляла собой документ, действовавший около ста лет.
Введение осадного (чрезвычайного) положения являлось одной из прерогатив президентской власти и означало при­остановку конституционных прав и гарантий граждан. Это узаконивало открытую расправу правительства со своими политическими оппонентами.
Конституционную историю латиноамериканских респуб­лик в XIX в. нельзя рассматривать, однако, как зеркальное отражение интересов и воли лишь реакционных сил. В ней отразились и все сложности развития этнического и классо­вого состава общества, противоречия формирования единой национальной государственности, неизбежное усиление бур­жуазных элементов в политической жизни, нарастающая борьба трудящихся масс против диктаторских режимов. В результате этой борьбы в некоторых конституциях нашли свое отражение новые и прогрессивные для своей эпохи идеи и положения, а сами эти правовые документы стали важны­ми вехами в истории мирового конституционализма.