3. Требования к форме и содержанию решения третейского суда

Решение третейского суда, так же как и решение государственного суда, является заключительным актом, в первом случае - гражданского судопроизводства, во втором - производства по делам, переданным на рассмотрение третейского суда (третейского разбирательства). При этом все процессуальные действия, совершение которых предшествует принятию и судебного решения, и решения третейского суда по существу спора, имеют целью подготовку к принятию и принятие таких решений.

В современном российском законодательстве о третейском суде требования к содержанию и порядку принятия решения третейского суда, являющиеся отражением требований к третейскому разбирательству, могут быть разделены на две группы в зависимости от того:

  1. подлежит их нарушение доказыванию стороной третейского разбирательства либо
  2. устанавливается государственным судом ex officio при рассмотрении заявления об отмене/отказе в исполнении решения третейского суда.

В действующих федеральных законах ко второй группе относятся только два основания. Компетентный государственный суд отменяет решение / отказывает в исполнении решения третейского суда, если ex officio установит, что:

спор не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом;

решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права (противоречит публичному порядку Российской Федерации).

Нарушение всех остальных правил третейского разбирательства, в том числе отсутствие его основы - третейского соглашения, а также нарушения императивных норм закона о третейском суде подлежат доказыванию сторонами третейского разбирательства.

Закрепленный в действующем законодательстве подход к основаниям для отмены/отказа в принудительном исполнении решения третейского суда воспринят российским законодательством от Нью-Йоркской конвенции "О признании и исполнении иностранных арбитражных решений" (1958) и Европейской конвенции "О внешнеторговом арбитраже" (1961), Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" (1985).

В ст.31 Типового закона, как и во многих национальных законах о третейском суде*(469), закреплен минимум требований к форме и содержанию арбитражного решения (решения третейского суда), а именно:

арбитражное решение должно быть вынесено в письменной форме;

в арбитражном решении должны быть указаны мотивы, на которых оно основано, за исключением случаев, когда стороны договорились о том, что мотивы не должны приводиться, или когда арбитражное решение является решением на согласованных условиях*(470);

арбитражное решение должно быть подписано третейскими судьями и содержать указание его даты и "места арбитража".Отличием Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" в отношении формы и содержания арбитражного решения является императивный, а не диспозитивный характер нормы об указании мотивов арбитражного решения. Кроме того, здесь предусмотрено обязательное указание в арбитражном решении:

вывода об удовлетворении или отклонении исковых требований;

суммы арбитражного сбора и расходов по делу, их распределения между сторонами.

Остальные требования к решению международного коммерческого арбитража, местом проведения которого является территория Российской Федерации, могут быть согласованы сторонами, договорившимися о подлежащих применению правилах третейского разбирательства, в том числе Регламента избранного ими постоянно действующего третейского суда*(471). Из этого следует, что нарушение согласованных сторонами требований к решению третейского суда также может являться основанием для его отмены/отказа в исполнении по основанию, указанному в п.1 ч.2 ст.34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже": "...если... арбитражная процедура не соответствовала соглашению сторон, если только такое соглашение не противоречит любому положению настоящего Закона, от которого стороны не могут отступать, либо в отсутствие такого соглашения не соответствовали настоящему Закону..."

Все приведенные выше императивные требования к форме и содержанию решения международного коммерческого арбитража воспроизводятся в ст.33 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". Кроме того, согласно ч.2 ст.ЗЗ Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" в решении третейского суда должны быть указаны:

  • состав третейского суда и порядок его формирования;
  • наименования и места нахождения организаций, являющихся сторонами третейского разбирательства; фамилии, имена, отчества, даты и места рождения, места жительства и места работы граждан-предпринимателей и граждан, являющихся сторонами третейского разбирательства;
  • обоснование компетенции третейского суда;
  • требования истца и возражения ответчика, ходатайства сторон;
  • обстоятельства дела, установленные третейским судом, доказательства, на которых основаны выводы третейского суда об этих обстоятельствах, законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался третейский суд при принятии решения.

Таким образом, согласно российским законам форма и содержание решения третейского суда должны включать значительный объем информации о третейском разбирательстве и принятом по его итогам решении. На практике такая информация обычно находит отражение в решениях международного коммерческого арбитража и "внутренних" третейских судов и в тех странах, где такие требования к решению не предъявляются. Указание в решении третейского суда сведений, позволяющих идентифицировать стороны третейского разбирательства и третейских судей, а также наличие подписей большинства последних диктуется здравым смыслом*(472). Требования о мотивированности решения третейского суда, как правило, предъявляются и соблюдаются.

Отмечается, что в настоящее время крайне редко следуют распространенной до середины 90-х гг. XX в. практике составления чрезмерно кратких арбитражных решений, содержавших просто констатацию того, что состав арбитров посчитал убедительными доказательства одной стороны и отверг доказательства другой. Арбитражные решения могут составлять сотни страниц и включать подробное описание доказательств и аргументов сторон, сопровождаемое подробно мотивированным выводом. Распространенной в сфере международного коммерческого арбитража считается практика тратить больше времени и отводить больше места в арбитражном решении на изложение правового обоснования (мотивов) принятого решения, нежели на приведение сведений об обстоятельствах дела*(473).

Тем не менее при формировании практики применения нового российского процессуального законодательства важно иметь в виду, что требования к объему мотивов решения не установлены.

Отсутствие в решении третейского суда его мотивов или иной, предписанной законом либо третейским соглашением информации не включено в перечень оснований для безусловной отмены/отказа в исполнении решения третейского суда (международного коммерческого арбитража)*(474').