Пленум Верховного суда гуманизирует уголовный процесс

Пленум Верховного суда гуманизирует уголовный процесс

Верховный суд обсудил и отправил на доработку постановление о судебном приговоре, которые заменит разъяснения 20-летней давности. Новый проект посвящен многим актуальным вопросам уголовного процесса. Например, ВС хочет запретить "флеш-приговоры", в которые без изменения копируют целые абзацы из обвинительного заключения. Также разъясняется, что делать суду, если подсудимый отказался от показаний, которые дал под давлением следствия.


Сегодня, 17 ноября, Пленум Верховного суда обсудил и решил доработать постановление о судебном приговоре, который заменит документ 1996 года. Хотя в целом суды правильно применяют нормы, назрела необходимость новых разъяснений, заявил заместитель Председателя ВС, председатель судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов. Он выделил несколько распространенных проблем, типичных для приговоров «цифрового века». Одна из них – излишняя детализация приговоров, перегруженных повторами, особенно если они касаются нескольких подсудимых. Другая – чрезмерное упрощение, беглое изложение обстоятельств дела без их анализа.


Поэтому ВС в проекте последовательно напоминает судам о необходимости учитывать презумпцию невиновности, избегать ненужных длиннот, тщательно мотивировать свои выводы, в том числе решение остановиться на особо мягком или, наоборот, суровом наказании, а также ссылаться только на те доказательства, которые были исследованы судом и нашли отражение в протоколе заседания. Если решение основано на оценочных понятиях (тяжкие последствия, существенный вред, корыстная заинтересованность и т. д.), недостаточно просто сослаться на тот или иной признак, нужно привести в описательной части приговора обстоятельства, которые привели суд к такому выводу.


Во многом указания Пленума носят гуманистический характер. Проект отдельно подчеркивает необходимость мотивировать изменение обвинения в ходе судебного разбирательства. Это запрещается, если новая статья содержит признаки более тяжкого преступления или существенно отличается по фактическим обстоятельствам от обвинения, а само такое изменение ухудшает положение подсудимого. Не допускаются формулировки, из которых можно сделать вывод о виновности иных лиц. Если суд решает лишить преступника свободы, хотя закон предусматривает и иные виды наказания – это необходимо объяснить.


Суд и следствие


Часть разъяснений посвящена сотрудничеству суда и следствия, которые зачастую слишком тесное. Проект постановления направлен против «флеш-приговоров», в которые копируют без изменения целые абзацы из обвинительного заключения. Это недопустимо без учета результатов судебного разбирательства, гласит проект постановления. Доказательства, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности (ОРД), должны быть закреплены: аудио- и видеозаписи просмотрены и приобщены к делу, вещества исследованы экспертами и т. д. Если доказательства будут признаны недопустимыми – нельзя получить эти же данные в ходе допроса сотрудников, которые проводили ОРД, подчеркивается в проекте. В случае явки с повинной суд должен проверить, сообщали ли подсудимому о праве не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката и так далее (ч. 1.1 ст. 144 УПК). Этот пункт вызвал вопросы у Генпрокуратуры. Его надо конкретизировать, в частности, дополнить указанием, что вопрос решается исходя из конкретных обстоятельств, сказал заместитель Генпрокурора Владимир Малиновский.


Показания нельзя положить в основу приговора, если подсудимый утверждает, что дал их под давлением следствия, и обвинению не удалось этого опровергнуть. Проект возлагает на суд обязанность выяснить, по каким причинам подсудимый отказывается от ранее данных показаний. Если тот ссылается на незаконные методы расследования – то суд "принимает меры", но заявление при этом направляет руководителю следственного органа для проверки. Суд должен оценить ее результаты и отразить свои выводы в приговоре. При этом прокурор или гособвинитель, по ходатайству которого могут быть проведены спорные действия, должны опровергать утверждения защиты.


Часть разъяснений посвящена приговорам в особом порядке – это нередко вызывает сложности у судов, прокомментировал Давыдов. Он обратил внимание на одно из разъяснений. Из него следует, что именно надо отразить в подобном приговоре: обвинение обоснованно, подтверждается доказательствами в деле, подсудимый понимает, в чем обвиняется и согласился с ним в полном объеме, и так далее. Другая практическая проблема часто возникает при применении ч. 5 ст. 69 УК (наказание по совокупности преступлений). Как хочет разъяснить судам ВС, в резолютивной части надо указать срок отбытого наказания по первому приговору, который, даже если отбыт полностью, зачитывается в новый срок.


Проект касается также вопросов гражданского иска. Заместитель министра юстиции Дмитрий Аристов предложил дополнить эту главу положениям о «брошенных» арестах имущества. Они должны отменяться, если в этой мере уже нет необходимости, а не сохраняться после вступления приговора в законную силу, напомнил Аристов. И если гражданский иск оставлен без рассмотрения – суд должен не забыть решить судьбу имущества, сказал Аристов. Но в целом, сообщил он, Минюст проект поддерживает.


С проектом постановления Пленума Верховного суда "О судебном приговоре" можно ознакомиться здесь.