Новые претензии, старая история: как поставить "точку" в вопросе ретропремий и НДС

Новые претензии, старая история: как поставить "точку" в вопросе ретропремий и НДС

Фото с сайта www.gorodnews.ru

Ставка НДС на детское питание – 10%, но компании "Данон" пришлось заплатить 10,64%: ФНС доначислила налог на скидку, на которую поставщик задним числом уменьшил цену товара. Чиновники решили, что премия не должна влиять на стоимость товара. Вопрос этот не новый: о том, что премии учитываются в цене, говорил еще ВАС. Но в деле "Данона" налоговики заявили новый аргумент: они сослались на отраслевой закон о торговле.


Стимулирующие вознаграждения очень популярны в сфере торговли товарами народного потребления. Эти выплаты и НДС давно не дают покоя налоговым органам – возможно, они видят в этом какую-то угрозу для поступлений в бюджет, предполагает Вадим Зарипов, глава аналитической службы «Пепеляев групп». Сначала чиновники считали подобные премии платой за услуги и пытались обложить ее НДС. Президиум Высшего арбитражного суда в феврале 2012 года признал такую позицию несостоятельной, но сделал вывод, что имела место ретроскидка, или уменьшение цены задним числом – уже после отгрузки товаров, говорит эксперт.


После этого чиновники, по словам Зарипова, стали требовать снижать размер вычетов по НДС так, будто цена закупки уменьшилась:


В уменьшении размера вычетов по НДС есть определенный экономический смысл, но возникает административный барьер, ведь стороны должны переоформлять огромное количество документов, выставляя корректировочные счета-фактуры. Между покупателями и продавцами возникла нешуточная напряженность на этой почве, что влияло на деловые отношения. И это при том, что в бюджет не попадает ни одного лишнего рубля – ведь покупатель должен увеличить НДС ровно на ту же сумму, на которую ее уменьшал продавец.


С 1 июля 2013 года ситуация изменилась: вступили в силу поправки в ст. 154 НК. Согласно им, корректировка вычетов и начислений не производится, если стороны не считают поощрительную выплату скидкой, рассказывает Зарипов. С одной стороны, это позволило компаниям самим выбирать, как работать, с другой стороны – судебная практика продолжала складываться противоречиво, а Конституционный и Верховный суд остранились от проблемы. По словам юриста «Пепеляев групп», поставить точку в этой многолетней запутанной истории может дошедшее до Верховного суда дело компании «Данон».


Влияет или нет?


Входящий в зарубежную корпорацию Тихорецкий завод мясных консервов поставлял детское питание компании «Юни-Милк». Договор между ними предусматривал 6%-ную скидку за объем закупки более 350 тыс. руб. за шесть месяцев. По результатам второго полугодия 2011 года продавец предоставил покупателю вознаграждение в 24,9 млн руб. и выставил корректировочную счет-фактуру, после чего тот «зеркально» отразил это в своем бухучете.


Несмотря на это, налоговики сочли, что вознаграждение не может изменять стоимость товара. Они сослались на правило о том, что скидки нельзя включать в цену продовольствия – такую норму содержит п. 6 ст. 9 закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (№ 381-ФЗ). Придя к такому выводу, ФНС доначислила 2,4 млн руб. НДС производителю, а тот отправился это обжаловать.


Но суды трех инстанций заняли сторону ведомства. «Поскольку вознаграждение, включаемое в цену договора, не влияет на цену товаров при перечислении вознаграждения, налоговая база по НДС у поставщика не уменьшается», – решили они. А значит, не следует корректировать и налоговый вычет.


Производитель обратился с жалобой в Верховный суд. Помимо прочего, он указал, что предъявил документы о «симметричном» изменении цены товара, а значит, интересы бюджета не пострадали.


Ставка НДС – 10,64%


Хотя изменения в НК, которые облегчают работу компаний, вступили в силу в 2013 году, а история «Данон» относится в 2011-му, производитель все равно мог учесть ретроскидку в цене товара. Это на заседании экономколлегии 15 июня доказывал представитель компании, управляющий партнер Taxology Сергей Семенов. Он ссылался на практику Высшего арбитражного суда, в том числе – на его решения по известным делам «Дирол-Кэдберри» и «Леруа Мерлен».


Что же касается закона о госрегулировании торговли, то он не содержит того запрета, который ему приписывают чиновники. А согласно ст. 1 Налогового кодекса, налоговые правоотношения регулируются самим кодексом и принятыми на его основе законами, говорил юрист заявителя. И поскольку НК не делает различия между продавцами продовольственных и непродовольственных товаров, то применение 381-го «торгового» закона означает дискриминацию первых, убеждал Семенов.


По его словам, нарушается и принцип равенства налогоплательщиков: производители продовольственных товаров будут платить налог больше, чем предусмотрено законом. [Поскольку в данном случае ФНС предъявляет претензии к продавцу, но не покупателю, и нарушается «зеркальность» – Право.ru] «Получается, мы 10,64% перечисляем, а от покупателя получаем 10%», – жаловался Семенов.


Счет-фактура на покупку оружия


Представители налоговой делали акцент на том, что оппонент нарушил норму «торгового» закона, а значит, цена должна быть неизменной. А в самом нормативно-правовом акте нет указаний, что он не применяется в гражданском и налоговом законодательстве, убеждал консультант Центрального аппарата ФНС Александр Матвиенко.


Председательствующую Наталью Павлову интересовало, в чем чиновники видят ущемление бюджета.


– Здесь этого нет, но могут быть иные обстоятельства и потери бюджета, – ответил Матвиенко, не пояснив, что имеет в виду.


А его коллега, налоговый инспектор Андрей Коваленко, ответил на вопрос Павловой, в чем незаконность действий поставщика. По его мнению, она выразилась в том, что он получил НДС по счет-фактуре, противоречащей 381-му закону. Противоправно поступает и налоговая служба, если дает вычет по такому документу. «Если бы нам дали бумаги на покупку оружия – мы бы должны были предоставить вычет по НДС и закрыть глаза на противозаконность?» – спрашивал он. «Тут нарушение публичного порядка», – заметила судья Павлова, но инспектор опять подчеркнул, что налоговые органы должны «стоять на страже законов».


– У налога должно быть экономическое обоснование. Какое оно в этом случае? – спросила председательствующая.


– Закон говорит, что цена должна быть неизменна, – повторял Коваленко. – Налогоплательщик, пользуясь нормой, забирает деньги из бюджета, а мы ничего не можем сделать.


– Но есть принцип свободы договора, – обратилась к чиновникам судья Марина Антонова. – Налогоплательщик ведь соблюдал его условия. Скажите, они противоречат договору?


– Нет, – после некоторой заминки сказал Коваленко.


– Мог ли он поступить по-другому, нежели предусмотрено в договоре? – спросила Антонова.


В ответ чиновник повторил, что счет-фактура незаконна. Но слова налоговиков не убедили судей. Те решили удовлетворить жалобу заявителя и отменили акты нижестоящих инстанций.


Важны не сделки, а их результаты


Аргументы ФНС о том, что они «на страже всех законов», далеко не новые, отмечает Зарипов. Решение ВС он называет закономерным. С ним соглашается Алексей Прохоров, старший юрист практики налогового и таможенного права юрфирмы «ЮСТ». «Есть информация, что после изменений в НК в 2013 году налоговые органы начали проверять, как велся учет в предыдущие периоды и доначислять НДС, если он уменьшался, а цена нет», – рассказывает Прохоров. Но если скидка была связана с ценой товара, корректировать базу было принято и до того, как вступили в силу изменения, о чем высказывался ВАС, признает юрист.


Возвращаясь к вопросу применения специального отраслевого закона, Зарипов обращает внимание, что автономия налогового права базируется на принципе экономического основания налога (именно об этом спрашивала представителя ФНС председательствующая судья). Это означает, что налоги возникают не из сделок как таковых, а из их экономических результатов (например, получения прибыли). "Поэтому, если имели место налогозначимые факты, то уже неважно, нарушались ли законы, регулирующие экономическую деятельность", – заключает юрист "Пепеляев Групп". Он надеется, что решение по делу "Данон" избавит суды от надуманных споров, а компании – от барьеров, которые затрудняют развитие сбыта товаров.